Просмотров: 2103 | Опубликовано: 2019-06-17 05:25:28

Легенда степи "Пробуждение"

Эта история произошла летом, в год Лошади. В ауле Акбас жил молодой джигит по имени Арстан. Был он из байской семьи, и было у него три брата: два старших и младший. Для старших он был всего лишь обузой, но для младшего был предметом подражания. Его отец был старым человеком, мать, в отличие от отца, была значительно моложе.
Аул Акбас состоял из ста пятидесяти дворов, может, чуть
больше. В ауле было немного байских домов, в основном,
средняки и бедные. Неподалёку от аула было маленькое
озеро Есен, куда люди гоняли скот на водопой, там же в
жаркие дни купалась молодёжь. Семья Арстана жила на окраине аула, их юрта находилась на возвышенности, в отличие от других юрт. Этим самым можно было понять, что их
семья является самой зажиточной и главенствующей во
всем ауле. С их богатством могли потягаться только баи из
соседнего аула!
Неподалёку от их юрты находилась семья бедного, но
очень доброго пастуха Амирзакова Ерсаина. Бедняк каждое
лето нанимался в семью Сабитовых на калым, работа была
разная: мог пасти овец или лошадей, бывало, уезжали на
долгое время вглубь степи на сенокос. Сабитовы никогда не
обижали Ерсаина, платили тем, что сам попросит, бывало,
брал живой скотиной, иногда мукой, но, в основном, брал
золотыми монетами. У Амирзакова Ерсаина была дочь
Адема, славилась она своей красотой, красивей ее не было в
окрестных аулах, но она была еще совсем молода. Несмотря
на свой молодой возраст, юная девушка уже любила молодого джигита, а именно Арстана. Но Арстан не замечал
юную красавицу, может быть, в силу своего происхождения, а может, он не обратил на нее достаточного внимания,
того внимания, которое позволило б
5
черные, заплетенные в две косы. Когда Адема распускала
волосы, то они доставали до колен. Кожа юной девушки
была смугловатой, голос приятно звонкий, улыбка манящая,
также юная девушка любила петь. Петь она могла много и
часто, отец Ерсаин всегда любил слушать, как поет его любимая дочь. Адема была единственным ребенком в семье,
поэтому ей приходилось много работать, особенно когда
отец уезжал на сенокос, но, несмотря на это, она была всегда позитивна. Родители ее сильно любили, была бы возможность баловать, то они обязательно ее баловали всем,
чем могли.
Адема старалась прятать свою красоту, так как аульские
джигиты старались привлечь к себе внимание. Но не у всех
это получалось нежно, многие могли просто нагрубить, думая, что так и надо обращаться с юными девушками. Но, не
смотря на это, Адема ждала свой час, час, когда сбудутся
ночные мечты, те мечты, которые ей снились!
- Радость моя, какие у тебя на сегодняшний день планы?
- Пока не знаю, а что, что-то случилось, отец?
- Нет, просто я сегодня пойду пасти без Тулпара, надо
съездить с ним на водопой.
- Хорошо, отец, вот закончу уборку и съезжу напою его.
- Умничка моя, счастье мое!
- А тебе не сложно будет без Тулпара?
- Нет, там поймаю в табуне хорошую лошадь.
- Хорошо, тебе завезти что-нибудь на обед?
- Нет, доченька, я с собой прихвачу обед!
Солнце уже достигло зенита, на улице стояла неприступная жара, даже мошкара и та попряталась в тень. Когда
день пошел на убывание, и солнце уже не так обжигало,
Адема вывела из сарайчика Тулпара и оседлала его, затем
легким движением запрыгнула на него, и они направились в
сторону водопоя. Доскакав до водопоя, Адема не стала
6
спрыгивать с Тулпара, а вместе с ним заехала в воду. «Пей,
мой хороший, пей, не торопись, сегодня вон какая жара
стоит, ты пить хочешь, я знаю». Слушая хозяйку, Тулпар, не
отрываясь, пил воду. «Ну все, напился», - похлопав коня по
шее, Адема вновь вывела Тулпара на сушу. «А давай-ка
съездим на нашу поляну и цветочков нарвем домой». Тулпар замотал головой, словно пытаясь отговорить хозяйку от
этой прогулки. Но Адема уже решила ехать на любимое место, и конь ничего не мог с этим поделать. Подъезжая к поляне, Тулпар встревожился и начал сбавлять бег, затем и
вовсе перешел на шаг. «Что с тобой? Ты чего-то боишься?»
Но Тулпар также медленно продолжал идти. И вдруг конь,
вскочив на дыбы, резко рванулся прочь, что есть силы.
Адема слетела с него, упав на землю. Во время падения, она
неправильно выставила ногу и упала прямо на неё, повредив стопу, потеряла сознание. Тулпар напугался огромного
медведя, бродившего в это время в лесу, который был очень
голодным. Увидев обездвиженное тело, медведь направился
прямиком к нему!
- Санжар, я снова тебя обскакал, ты даже не можешь
скакать на лошади.
- Да нет, Арстан, просто у тебя Сункар сильней и выносливей. Будь у меня такая лошадь, я бы обставил тебя.
- Так в чем проблема? Давай поменяемся.
- С превеликим удовольствием я б с тобой поменялся, но
мы уже почти доехали, так что в следующий раз.
- Тогда давай мне свое копье, которое ты мне проспорил.
- Эх, ладно, бери, всё равно обскачу тебя и верну свое
копье обратно. Оно все равно у тебя надолго не задержится.
- Это мы еще посмотрим. Санжар, смотри, там что-то
неладное, - показав в сторону леса указательным пальцем,
произнес Арстан. 
7
- Вижу, а вон и медведь рядом рыщет, поехали-ка подальше отсюда, пока он нас не заметил.
- Постой, там кто-то лежит.
- Ну и что, - развернув коня обратно, Санжар начал его
хлестать, прищурив глаза.
- Ты что, трус?
Арстан сразу помчался прямиком к лежащей на земле
девушке. Увидев, что брат все же решил попытаться спасти
девушку, Санжар развернул коня обратно, поскакав следом
за Арстаном, но не так быстро, побаиваясь яростного медведя. Медведь был голоден. Увидев приближающихся скакунов, он тоже прибавил ход. Арстан сразу достал лук и
прицельно выстрелил в зверя, но на медведя это никак не
повлияло, а наоборот, только разозлило. Арстан понял, что
стрелами зверя не возьмёшь и достал то самое копье, которое выиграл недавно в споре у Санжара. Приблизившись, он
с размаху вонзил копье в шею, удар копья принес ощутимую боль медведю. Раздался рев, на землю хлынула струя
крови, но зверь не упал, а изменил ход действий, побежав
прямиком к девушке. За время, пока Арстан сразил медведя,
Санжар подъехал к девушке, осматривая ее, пытаясь понять,
что с ней случилось. Адема постепенно начала приходить в
сознание, не понимая, что происходит. Увидев, что медведь,
истекающий кровью, бежит к ним, Санжар сразу же запрыгнул на своего коня и ускакал прочь от девушки.
Увидев, что медведь бежит к ним, Адема тоже попыталась встать, но не смогла, так как нога очень сильно болела.
Адема не знала, что делать, ведь она была беззащитна перед
медведем, начала истерично плакать. Арстан закричал: «Ах
ты трус, Санжар». Но Санжар уже этого не слышал. Еще
пару мгновений, и медведь мог бы разорвать Адему, если
бы Арстан на ходу с кинжалом в руке не прыгнул на него.
Завязалась драка, батыр оказался сверху, медведь пытался
вцепиться клыками в шею. В этот момент Арстан бил мед-
8
ведя кинжалом в шею, но у зверя шкура была очень толстая,
и пробить ее было очень сложно. Медведь расцарапал все
плечо Арстану, но так и не смог добраться до шеи клыками.
Арстан же все больше и больше наносил удары, уже не метясь, куда бил. Лицо его забрызгало кровью, но кровь была
не только зверя, но и кровь его самого бежала ручьем. Постепенно медведь ослаб и уже не мог противостоять натиску батыра. Арстан тоже прекрасно понимал, что осталось
еще немного для того, чтобы закончить эту схватку. Сделав
контрольный удар кинжалом в область сердца и надавив на
него всем телом, Арстан добил зверя. Силы покинули батыра, и он упал рядом с медведем. В голове все поплыло,
кровь заливала глаза, страшная боль в области плеча не давала покоя, он даже не слышал стоны, которые сам же издавал. Адема была в шоке, она только поняла, что произошло,
опираясь руками о землю, поползла к своему спасителю.
Добравшись до Арстана, она увидела окровавленное лицо,
еле дышавшее, но живое. Можно было бы подумать, что он
просто сладко спит, но это было далеко не так.
- Арстан, Арстан, Арстан, проснись, пожалуйста, проснись, не покидай меня, - плакала Адема громко, прижимая
к себе джигита. Спустя мгновенье Адема начала рвать на
себе платье и перебинтовывать раны.
Арстан приоткрыл глаза и начал успокаивать девушку:
- Хватит, перестань хныкать, все будет хорошо, вот увидишь, мы все переживем.
- Да, - вытирая слезы, говорила Адема, еще больше продолжая хныкать.
- Ты спас мою жизнь, - еле проговаривая, бормотала
Адема, - теперь она принадлежит тебе, делай с ней что хочешь, моя душа принадлежит тебе.
У джигита не было сил что-либо ответить девушке, но
он отчетливо слышал каждое слово, пророненное Адемой.
Арстан не считал ее своей рабыней. Последние слова Аде-
9
мы прозвучали особенно четко: «Если я не буду твоей, не
буду ничьей, если меня отдадут за другого, я наложу на себя
руки, так и знай, любовь моя». Но джигит не смог ей ничего
ответить. Адема держала голову Арстана и напевала песню,
а по щекам текли слезы.
- Отец, отец, - доскакав до отставшего отряда, Санжар
спешился.
- Что случилось? И где Арс
10
- Хорошо, показывай нам место, где произошла стычка с
медведем.
Доехав до места, где произошла стычка с медведем,
Санжар заметил Адему, сидящую возле Арстана.
- Вон они, - промолвил Санжар, указывая пальцем на место, где лежали Арстан и Адема.
Маленький отряд, состоящий из десяти или двенадцати
всадников, во главе которых был отец Санжара и Арстана
Алтынбай, направился туда, где произошла битва и где сейчас лежит его сын. Приблизившись, Алтынбай заметил, что
Арстан лежит без сознания. Начав хлестать своего коня,
Алтынбай стал набирать скорость. Остальные джигиты даже немного отстали от него. Подъехав еще ближе к сыну,
Алтынбай увидел, как сильно Арстан истекает кровью, и
что рядом его придерживала Адема. Неподалеку от них лежал заколотый медведь. Спрыгнув с коня, Алтынбай оттолкнул девушку от сына, присев на колени и схватившись
за голову, по щекам его текли капельки слез. Через некоторое время подъехали и остальные всадники, молча спешившись. Санжар сразу предложил отцу поторопиться, иначе
Арстану уже ничем не помочь. Но бай никого не слушал,
держа сына за голову. Вскоре придя в себя, бай перекинул
все свое внимание на девушку.
- Ах ты, оборванка, как ты смеешь прикасаться к моему
сыну? Это ведь из-за тебя все произошло.
Не выдержав, Алтынбай яростно соскочил и принялся
избивать юную девушку.
- Прочь с глаз долой, иначе убью, - вытащив кинжал из
ножен, проговорил Алтынбай.
В это время Санжар осмотрел медведя, заметив в шее
колотую рану копья, проигранного им Арстану во время
байги. Сразу же его осенило, что можно немного и преувеличить, сказав вовсе не так, как было. Санжар по ходу дела
11
принялся выдумывать историю, как они вместе закололи
медведя.
Увидев, как отец тянется за кинжалом, Санжар кинулся
к нему.
- Отец, не надо, она не стоит этого!
Еле оттащив отца от Адемы, Санжар принялся рассказывать всем, как все было.
- Вот этим копьем я на лету нанес сокрушительный удар
зверю, как вы сами видите в шею, а Арстан с лука обстреливал его с того места, - показав пальцем в сторону, добавил Санжар.
- Сердце тоже ты проколол? - спросил, еле выговаривая
Алтынбай.
- Я хотел слезть и добить, но Арстан попросил меня
ехать к вам, сказав, что медведь итак сам помрет. Видимо
он и добил после, как я уехал.
- Молодец, Санжар, ты поступил как настоящий батыр,
но нельзя было оставлять Арстана тут, надо было проконтролировать все до конца, ты ведь старше.
- Да, отец, я понял свою ошибку.
- Агай, что делать с девушкой? - произнес джигит по
имени Кайсар.
- Возьмите с собой, по приезду разберемся, что с ней делать.
- А с медведем как быть?
- Погрузить и с собой забрать.
Как только два джигита подошли к телу медведя, сразу
же отошли обратно на шаг.
- Что там случилось? - выругиваясь, произнес Санжар.
- Туша уже начала гнить, - выкрикнул один джигит.
- Не может быть, его ведь только сразили.
Не веря словам джигитов, Санжар сам подошел к туше.
Даже до джигитов не дойдя, Санжар закрыл нос, не выдержав такой аромат. 
12
- Отец, медведь действительно начал гнить.
- Странно, первый раз такое слышу и тем более вижу, -
промолвил Алтынбай. - Ну тогда отрежьте голову, а все остальное закопайте.
- Хорошо, отец! Все слышали слова отца? Немедленно
режьте голову.
Посмотрев друг на друга, два джигита спорили взглядом,
кто пойдет резать. Не выдержав такой дуэли, Санжар подскочил и подтолкнул одного из джигитов, а другому приказал копать яму.
Перед тем как сесть на коня, Алтынбай подошел к Арстану, присев на колени, на глазах его до сих пор виднелись
слезинки.
- Эх, сыночек, какой же ты наивный, жизнь хочешь отдать ради этой оборванки, разве так можно.
- Отец, поехали, иначе Арстану не поможем, - бормотал
под нос Санжар.
- Не говори так, - и на лиц
13
- Действительно, - стукнув себя по щекам, Айдын предложил Сырыму побыстрей закопать такую непонятную
медвежью тушу.
Закопав тушу, два джигита присели перед дорогой домой.
Долго думая, джигиты не могли начать разговор, не зная
с чего начать. Первым не выдержал Сырым.
- Ну так что, приедем, расскажем Санжару, что произошло с тушей?
- А что с ней произошло? - удивленно задал вопрос Айдын.
- Ты что за дурака меня держишь?
- Да я шучу, Сырым, просто я уже пытаюсь забыть, что
увидел и тебе советую забыть. Нам все равно никто не поверит, тем более Санжар.
- Да, да, верно говоришь, еще дураками нас сделает. Поехали-ка подальше отсюда.
Запрыгнув на коней, два джигита ускакали прочь с этого
места, где недавно закопали тушу медведя.
Приехав в аул, Арстана уложили в отдельную юрту. Со
всех ближайших аулов были созваны целители и шаманы,
чтобы вылечить Арстана, но никто не мог ему помочь. В
борьбе с медведем Арстан получил глубокие раны, но раны
это не беда, они затянутся, бедой был вирус, полученный в
ходе борьбы со зверем. Многие говорили, что этот вирус
неизлечим, так что нужно готовиться к худшему.
- Приведите ко мне Ерсаина, немедленно хочу взглянуть
этому человеку в глаза!
- Слушаюсь, агай, - и молодой джигит, охранявший юрту, скрылся при дневном свете.
«Как же мне поступить, как наказать эту негодяйку, может, просто отпустить, может, она действительно ни в чем
не виновата, но кто-то ведь должен нести ответственность
14
за то, что произошло, не одному же Арстану отвечать за
все», - и у Алтынбая снова появился гнев на лице. Алтынбай не знал, как поступить, наказать Адему - слишком просто, наказать прилюдно через повешение - слишком жестоко. Бай сидел, размышлял до тех пор, пока к нему вновь не
вошел караульный.
- Алтынбай-ага, Ерсаин прибыл, как вы и велели.
- Пусть войдет, и оставьте нас наедине.
- Слушаюсь, - наклонившись, джигит покинул пределы
юрты.
Минуту погодя в юрту вош
15
лились, ведь он понимал положение, в которое попал он и
его дочь.
- Алтынбай, прошу тебя, смилуйся, не губи доченьку,
она ведь совсем молода.
- Ага, значит, молода, а сын мой разве не молод?
Упав на колени, Ерсаин начал рыдать и сквозь слезы
причитать:
- Проси что хочешь, я все выполню.
- Что ж с тебя можно взять? У тебя и так ничего нет.
Ерсаин замолк, не зная, что сказать, ведь, действительно,
дать ему было нечего, единственный конь и то убежал.
- Алтынбай, возьми тогда мою жизнь, но не губи дочь.
- Нет, я сделаю по-справедливому. Если Арстан не выкарабкается из лап смерти, то тогда я твою дочь выдам замуж
за своего второго сына, Санжара, ведь ей он тоже жизнь
спас - имеет право быть ее хозяином, и тебя губить не буду,
легче не станет.
Не зная, как отреагировать на такую новость, Ерсаин замолк в раздумьях. Все так неожиданно свалилось на его голову, хотелось выплакаться, но ведь слезами горю не поможешь. Ерсаину ничего не оставалось, как согласиться, ведь
так он сохранит жизнь дочери и свою.
- Отец, - упала на колени, Адема, - отец, прошу тебя,
прошу, не поступай со мной так.
Ерсаин присел рядом с доченькой на колени, по щекам
его тоже текли слезы. Прижав к себе Адему крепко, крепко,
он начал ее успокаивать.
- Доченька моя, у меня иного выхода нет, я не могу не
согласиться. Если откажусь, то тебя погубят. Погубив тебя,
погубят и нас с матерью.
Слушая отца, Адема на миг вспомнила, как когда-то
отец пообещал ей, что отдаст ее замуж за того, кого она са-
16
ма сердцем выберет. Бегая вокруг отца на сенокосе, Адема
разбрасывала сено с арбы обратно на землю.
- Доченька, ты мне лучше помогай, быстрей закончим и
домой поедем.
- А что мне за это будет? - спросила Адема.
- А что ты хочешь?
Пожав плечами, Адема не знала, что хочет.
- Вот как решишь, скажешь, и я выполню твою желание.
- Пап, у меня есть вопрос к тебе.
- Какой?
- У всех девочек есть будущие женихи с раннего детства,
а у меня есть жених?
Услышав такой вопрос, Ерсаин поперхнулся своей слюной и закашлял. Откашлявшись, он ответил на вопрос дочери:
- Тот, за которого тебя засватали с рождения, непонятно
от чего погиб. Так что пока у тебя нет жениха.
Запрыгав на месте, Адема сказала желание отцу:
- Я выйду замуж за того, кого сама выберу - это и есть
мое желание.
Не веря словам дочери, Ерсаин пообещал ей, что так оно
и будет. С тех пор Адема частенько напоминала отцу об
этом желании. Но жизнь поставила все иначе, и желанию,
загаданному ею в детстве, не суждено сбыться. Неожиданно
в юрту зашел посыльный, тот самый, который вчера вечером заходил.
- Ерсаин, тебя Алтынбай хочет видеть, - слова прозвучали более строже, чем до этого.
- Что же еще могло произойти? Неужели Арстану стало
еще хуже? – задумавшись, Ерсаин приподнялся с места, на
прощание поцеловав дочь.
- Отец, можно я с вами пойду?
- Нет, я сам схожу, - улыбнувшись напоследок, Ерсаин
вышел из шанырака вместе с караульным. 
17
- Вызывали?
Ах ты, сволочь, что так долго ходишь? Сколько тебя
можно сидеть и ждать, - начал кричать Алтынбай на Ерсаина. Затем, не сдержавшись, и вовсе начал бить подручной
палкой. Увидев происходящее, жена Алтынбая Кульпаш
выбежала и вырвала палку с криками:
- Убьёшь, убьёшь ведь.
- Ну и что, он заслужил этого.
Ерсаин упал на колени, с головы его капала кровь, с носа
тоже сочилась маленькая струя крови. Ерсаин сидел и думал про себя, что же могло случиться такого, что Алтынбай
себя так повел. Неужели Арстан ушел на тот свет, неужели?
Прошло некоторое время, Алтынбай начал приходить в себя, затем пояснил причину своего гнева:
- Из-за твоей любимой дочери мой сын ни там, ни тут.
Ерсаин еще ниже отпустил свою голову.
- Лекари говорят, что вирус, которым болеет Арстан, передается через воздух - рядом с ним нельзя много находиться. Теперь я даже не могу на сына толком посмотреть, не
могу посидеть и на ночь колыбельную спеть, а все из-за вас,
- протерев слезы и потекший по лицу пот, Алтынбай приступил к основному разговору.
- Пусть твоя дочь ухаживает за Арстаном, пока он еще с
нами, а как его не станет, так и свадьбу сыграем, если она
сама не заболеет, - с усмешкой сказал последние слова Алтынбай.
Такая новость еще больше опечалила бедного старика
Ерсаина.
Тем временем слава о братьях-героях пролетела все аулы, находившиеся по соседству, а затем и дальше.
- Санжар, Санжар, расскажи, как ты заколол медведя, -
бегали вокруг дети.
- Хорошо, расскажу, садитесь поудобней. 
18
Рассадив вокруг себя детишек, Санжар принялся рассказывать как все было:
- Мы с Арстаном вырвались вперед всех после охоты.
Затем Арстан предложил мне побайговать с ним, он был на
своем Сункаре, а я на Кутжоле, - все дети вокруг замерли,
ожидая, что скажет дальше Санжар. - Как только Арстан
предложил побайговать, он сразу стукнул своего коня и вырвался вперед. Я тоже начал хлестать Кутжола. Долго я не
мог обогнать Арстана, но вскоре мне это удалось сделать.
Не выдержав, один из детишек по имени Коржы сразу
спросил:
- Так что, ты обогнал Арстана на Кутжоле?
- Ну да, а что, это для вас неожиданность?
- Нет, нет, - промолвил другой мальчик по имени Байс.
- Не мешай Санжару рассказывать, - ругаясь на Коржы,
проговорил Байс.
- Дождавшись Арстана, я заметил вдали яростного медведя. И еще неподалеку лежала девушка. После мы рассмотрели ее - это оказалась Адема, дочь Ерсаина. Я сразу
сказал об этом Арстану, на что он ответил: «Давай-ка, поехали быстрей отсюда». Но я решил, что девушке нужно
срочно помочь, иначе медведь ее съест. Вынув свое копье, я
начал разгонять Кутжола. Следом за мной и Арстан поскакал. Доскакав до медведя, я со всего маху вонзил в него копье прямо в шею. Медведь сразу заскулил от боли. Арстан,
подъехав ближе, притормозил Сункара, достал лук со стрелами. Медведь начал защищаться и кинулся на Арстана.
Сункар напугался зверя и начал вставать на дыбы, после чего Арстан не удержался и свалился на землю. Медведь сразу накинулся на Арстана и начал его царапать и кусать. Арстан начал звать на помощь. В это время я снова скакал на
зверя. Вытащив по ходу кинжал, на полном ходу, я спрыгнул на зверя, - Санжар так рассказывал, что дети от страха
позакрывали глаза. - Запрыгнув на спину медведю, я начал
19
его бить со всей силы. Снизу Арстан тоже его бил, чем получится. Захлебываясь своей кровью, зверь уже лежал беспомощный, оставалось лишь добить его - и все. Я позволил
Арстану добить зверя, а сам сел обратно на Кутжола и поскакал за всеми. Вот так мы сразили медведя.
От услышанного подвига Санжара дети поделились на
две группы. Одна часть была джигитами, а другая - медведями. Слава быстро распространялась по всем аулам, но
немного менялась, с каждым разом получалось так, что
Санжар перерезал горло зверю, пока его брат лежал и отвлекал зверя собой. В итоге получилось, что Санжар отрезал голову медведю и повесил трофеем у себя в юрте и всю
славу забрал себе. Однако самый младший брат Сакен, зная
дух и характер брата Санжара, не верил, что брат на такое
способен, ведь у Санжара в свое время рука на барана даже
не поднялась, когда тот начал бодать его. Вспоминая, как
Санжар с криком забежал в юрту, убегая от барана, затем
Арстан был вынужден зарезать бодучего. Исходя из всего
этого, Сакен не сильно верил слухам, но и не верить не мог,
потому что все выглядело именно так, да и все так говорили, но что-то в глубине души подсказывало, что это ложь.
Самый старший брат Сабитовых Алкен любил одну девушку из соседнего аула. Возлюбленная была из другого
рода и давно засватана за одного батыра, это все и усложняло ситуацию в отношениях. Но к этому мы еще вернемся.
Ерсаин пришел в юрту мрачный, весь в синяках. Адема,
увидев отца в таком состоянии, испугалась:
- Отец, что случилось?
Но в ответ ни слова не услышала. Адема снова задала
свой вопрос, на сей раз более испуганно. Ерсаин, не зная,
как ответить и как вообще передать разговор с Алтынбаем,
не выдержал и зарыдал горькими слезами. Немного успокоившись, он начал причитать: 
20
- Алтынбай сказал, что его сын Арстан еще сильнее начал болеть, и что за ним нужен присмотр. Он хочет, чтобы
ты ухаживала за Арстаном, пока он еще живой.
Услышав такую новость, Адема даже обрадовалась:
- Я согласна.
- Дослушай до конца. Как только Арстан отойдет к небесам, ты сразу выйдешь замуж за Санжара.
- Отец, я согласна, - уверенно произнесла Адема, - когда
я могу пойти к Арстану?
- Ласточка моя, я не договорил до конца. Арстан болеет
опасным вирусом, который передается по воздуху, - глаза
Ерсаина снова стали мрачными.
Но девушку вирус уже не беспокоил, ведь не будет Арстана - не будет и ее.
- Тогда сделай все дела по дому, затем предупреди маму
и можешь идти в юрту, что находится восточней, ближе к
загону которая.
- Хорошо, отец, я поняла.
- Когда будешь идти, старайся не попадаться на глаза
людям.
Выскочив с юрты, даже не убираясь и не предупредив
маму, Адема, прихрамывая, побежала к Арстану.
В аул Алтынбая приехал Кокеш-батыр со свитой джигитов. Они сразу нашли юрту Сабитовых. Подъехав к юрте
Алтынбая, Кокеш приказал всем, чтобы они ждали его на
улице, а сам спешился и направился к входу в шанырак. Но
дойти до входа ему не позволили караульные, ткнув копья
прямо в грудь батыру. Кокеш сразу потянулся за кинжалом,
ругаясь вслух. На крики, доносившиеся с улицы, из шанырака вышел Алтынбай. Увидев, что двое караульных не
пускают к нему джигита, Алтынбай приказал им опустить
копья и пропустить гостя к себе. 
21
 - Асалаумагалейкум, ага, меня звать Кокеш. Всадники,
что остались на улице, со мной.
 - Уалейкумасалам, я припоминаю тебя, мне твой отец
знаком, вместе били врага когда-то. Чем могу быть полезен?
 - Я одним ухом услышал, что ваши дети-джигиты закололи огромного медведя.
 - Да, недавно ездили на охоту, там и сразили зверя.
 - Дело в том, что мы уже на протяжении месяца преследуем этого зверя, но следы нас уводили в другую сторону
степи, не туда, где вы его сразили. Этот беспощадный зверь
несколько аулов разорил. Приходя по ночам, он утаскивал
домашних животных. Один раз, ночью пришел и ко мне в
аул, налетев на мои владения. В доме в это время никого не
было, за исключением женщин и отца. Отец попытался в
одиночку справиться со зверем, но возраст уже не тот. В ту
ночь отец был тяжело ранен и, прожив чуть больше месяца,
скоропостижно отошёл к небесам. Раны, полученные в
схватке, были не столь опасные, отец заразился каким-то
вирусом, который так и не смогли излечить. Многие, кто
приезжал к нам на помощь, чтоб вылечить отца, не смогли
помочь. После я сам хотел прирезать этого зверя, но мне не
так повезло, как вашим детям. Дослушав до конца батыра,
Алтынбай пригласил Кокеша и его джигитов пройти в шанырак.
- Сынок, за добрым дастарханом дальше и побеседуем.
- Агатай, я хотел бы увидеть ваших детей и отблагодарить их за такой героический поступок. Видят небеса, не
каждый на такое способен.
- Хорошо, сынок, я приглашу сыновей, но один не сможет, он тоже тяжело заболел, наверняка тем же вирусом,
которым заболел и твой отец.
 - Сакен, - прокричал Алтынбай, - сходи и приведи сюда
Санжара, если Алкен будет рядом, тоже пригласи его ко
мне, к ним приехали гости. 
22
Тем временем два брата гостили у родного дяди Куанышбая. Пригласив гостей в шанырак, Алтынбай приказал
Кульпаш, чтобы она готовила дастархан. Сразу там же, на
месте, караульные закололи двух барашков.
Забежав в юрту дяди Куанышбая, Сакен, задыхаясь,
прокричал:
- Асалаумагалейкум!
- О, Сакенчик приехал, проходи, гостем будешь, проходи, не стесняйся.
- Спасибо, Куанышбай-ага, но я очень спешу.
- Спешишь? - переспросил дядя Сакена.
- Да, к нам гости приехали, хотят Санжара и Алкена
увидеть.
Санжар недовольно промолвил:
- Я что, на вещь похож, чтоб на меня приезжали смотреть?
- К тебе приехал батыр Кокеш. Может, слышал о таком?
- Кто, кто? - соскочив с места, произнес Санжар.
- Кокеш, и он не один.
- Что ему нужно? - пробурчал себе под нос Санжар.
Следом после Сакена в шанырак вошел и Алкен, обтирая
руки.
- Вода у вас, Куанышбай-ага, холодная, кое-как жир с
рук смыл, - недовольно пробурчал Алкен. - О, Сакен, а ты
что здесь потерял?
- Я приехал за вами.
- Снова отец хочет нас видеть?
- Да, но на этот раз он не просто вас вызывает, к вам гости приехали.
Алкен довольно грозным тоном спросил:
- Кого там снова принесло?
- Кокеша из соседнего аула. Может, слышал о таком батыре? 
23
В тот же момент в глазах у Алкена промелькнул испуг,
сразу же изменился тон разговора.
- Что ему нужно? - тревожно спросил Алкен.
- Вот для этого вас отец и зовет к себе, там и узнаете, что
ему нужно.
Алкен неспроста напугался этого гостя. Дело в том, что
батыр, за которого была просватана возлюбленная Алкена
Айжан, и есть тот самый прославленный батыр Кокеш. Алкен подумал, что Кокешу стало все известно, что Алкен
ухаживает за его невестой, и если это так, то Алкену несдобровать.
- Алкен, можешь не переживать, он приехал конкретно к
Санжару и Арстану.
Тяжело вздохнув, Алкен отвел взгляд от Сакена на дядю
Куанышбая.
- Он точно к Санжару приехал? - переспросил Алкен
братишку.
- Да, он точно к Санжару приехал.
Снова вздохнул Алкен на этот раз легко, и все это заметили.
Санжар и сам был напуган таким гостем:
- Не хочу я его видеть.
- Сакен, ты едь и скажи, что не нашел нас, - проговорил
Санжар.
- Да вы что, отец ведь ждет!
- Если хотите, я с вами поеду, - вмешался в разговор
Куанышбай.
- Нет, нет, мы сами поедем, - ответил Алкен.
- Тогда езжайте с миром.
С большой неохотой джигиты запрыгнули на коней и
поскакали в сторону своей юрты.
Снова Адема помогла маме Зауреш и выскочила из юрты, попутно ветру помчавшись к возлюбленному. Подходя
24
ближе к юрте Арстана, Адема приостановилась, поглядев по
сторонам, нет ли кого, чтоб на глаза лишний раз ни попадать. В соседней юрте она заметила посторонних всадников
и поспешила забежать в шанырак. Забежав к любимому, она
увидела лежавшего, еле дышавшего, от боли стонущего Арстана. Увиденная картина ужаснула Адему, но несмотря на
свой юный возраст, девушка сразу поняла, если ничего не
предпринять, то жить Арстану осталось недолго. Подойдя
ближе к любимому, она села, взяв его руку и сжав крепко,
начала что-то причитать себе под нос. Причитания были
молитвами. Вдруг Адему озарило, что в их ауле есть ведьма. Все ее так называли, потому что боялись. Настоящее
имя ведьмы было Таужан. Многие утверждали, что она
спустилась с гор, но никто не мог сказать точно, правда это
или нет. Таужан была вдова, жила в ауле Акбас, уже как девять лет детей у нее не было. Также она могла предсказывать будущее и излечивать тяжелобольных. Некоторые говорили, что она могла мертвого поднять, но это были лишь
слухи. Зная ее дар, люди никогда к ней не обращались, потому что боялись кары небесной, да и для этого у них всегда
были целители, которые пытались спасти или вылечить
больного.
Адема неспроста вспомнила про колдунью, потому что
года два назад, когда Адема ехала на Тулпаре с водопоя, ей
повстречалась колдунья Таужан.
- Не бойся меня, девочка, не бойся, слезь с лошади и подойди ко мне, я тебе что-то важное скажу, касающееся тебя
и твоего будущего.
Обычно дети боятся ее, потому что дома родители пугают ею, что она ворует маленьких детей и варит их, вместо
ягнят в котле.
- А я вас не боюсь, - ответила Адема и легким движением спрыгнула с Тулпара, подойдя к ведьме. 
25
- И не надо меня бояться, я не злая, я тебе сейчас кое-что
скажу, а ты запомни.
В ответ Адема кивнула головой.
- Так вот, скоро у тебя случится беда, когда она произойдет, ты, не думая, приди ко мне, я тебе помогу, только
не забудь.
- Хорошо. А откуда вы знаете, что у меня будет беда?
- По лицу твоему прочитала, - прошептала ведьма.
- А как так можно читать по лицу? - удивленно спросила
Адема.
- Неважно, это не главное, главное то, что ожидает тебя
в скором будущем, - ответила ведьма.
Тогда девочка ничего особо не поняла, но все равно кивнула головой в знак согласия.
Сидя в юрте с возлюбленным, она поняла, что это и есть
та самая беда. Девушка сидела думая об этом, как вдруг в
юрту вошла мама Арстана - Кульпаш. Увидев ее, Адема испугалась, но все равно продолжала удерживать руку джигита.
Кульпаш посмотрела на девочку и сказала ласковым голосом:
- Не бойся меня, я не причиню тебе вреда. Затем она подошла к сыну с другой стороны, тоже взяла его руку, и глаза ее наполнились слезами.
- Доченька, ты не виновата, такова судьба сына моего, -
после сказанных слов Кульпаш начала рыдать. Адема только тогда отпустила руку Арстана, быстро вскочила и, незаметно подойдя к матери, прижалась к ней, успокаивая ее и
тоже плача.
Приехав домой, джигиты сразу зашли в шанырак, где
уже вовсю пиршествовали гости. Алтынбай увидев сыновей, сразу же подозвал их к себе: 
26
- Вот, познакомьтесь, это Кокеш-батыр из соседнего аула. Очень приятно и любезно поздоровались обе стороны.
Кокеш сразу принялся расспрашивать Санжара о его битве с
медведем.
- Так значит это ты, Санжар, сразивший того самого
медведя вблизи водопоя?
Санжар неуверенно ответил:
- Да, это я заколол медведя.
В этот момент Сакен еще больше начал подозревать, что
брат лжет.
-Ну, давай, давай садись, сынок, поближе, поговорите,
вам есть о чем поговорить. Расскажи, как все было.
Санжар сел рядом с Кокешем и начал рассказывать с
преувеличением, как все происходило. Выслушав до конца,
Кокеш начал чесать бороду, затем отметил мужество Санжара.
- Интересно, окажись я на твоем месте, смог бы справиться одним копьем? А брат как тебе помог? В чем его заслуга заключается? Ведь получается, ты практически сам
одолел зверя.
Опьянённый кумысом, Санжар уже и сам не понимал,
что говорит:
- А брат ведь приманкой был. В тот момент, когда брат
начал убегать, а медведь погнался за ним, мое копье настигло зверя. Затем я спрыгнул с коня, к тому времени зверь уже
прижал к себе брата и пытался закусать. В общем, мне ничего не оставалось, как сразить медведя, если бы я этого не
сделал, то он загрыз брата.
- Все понятно. Ты очень смелый, таких джигитов не всегда встретишь в степи. Тебя даже батыром можно назвать, -
с усмешкой сказал Кокеш и хлопнул Санжара по плечу, что
еще больше завело Санжара.
Привстав с места, Санжар пригласил Кокеша к себе в
гости в шанырак: 
27
- Я слышал о тебе, Кокеш, поэтому хочу пригласить тебя
к себе.
- Зачем? Мы и здесь достаточно посидели. Большое тебе
спасибо, но нам ехать надо.
- Нет, пойдем, я тебе голову этого медведя покажу. Кокешу стало интересно, какой же всё-таки был медведь при
жизни.
- Хорошо, пойдем, сходим. Ты далеко живешь?
- Нет, что ты, совсем рядом, - пробурчал Санжар, допив
еще одну пиалу кумыса.
- Все, хватит тебе пить кумыс, а то скоро и вовсе опьянеешь.
Привстав, Санжар одобрительно махнул рукой.
- Вы куда? - спросил у Санжара Алкен.
- Сейчас мы придем, я просто кое-что покажу и все.
Кокеш тоже своих предупредил, чтоб не теряли:
- Я скоро приду, взгляну на голову медведя и обратно
вернусь, затем поедем. Жолбарыс, остаешься за старшего, -
прошептал Кокеш брату.
Выйдя из шанырака, два батыра направились к юрте
Санжара. Еле проговаривая, Санжар переспросил у Кокеша,
правда ли, что этот медведь убил его отца.
- Не совсем убил, а заразил непонятным вирусом, вскоре
отец и скончался от него.
- Да, да, у меня брат таким же вирусом болеет, - добавил
Санжар.
После чего два батыра замолкли до тех пор, пока не
дошли до шанырака Санжара. Подойдя к входу, Кокеш заметил, как стая собак грызёт чью-то голову, явно не медвежью. Увиденное слегка шокировало Кокеша, нигде раньше
он не видел такого. Не выдержав, Кокеш все же задал Санжару вопрос.
- У вас что, недавно кого-то казнили?
- Вроде как нет, - пробормотал Санжар. 
28
- А что, что-то случилось? - в ответ задал вопрос Санжар.
- Да нет, просто значит померещилось, - отвернувшись
от Санжара, Кокеш протер глаза и похлопал себя по щекам
ладонями.
Санжар предложил Кокешу пройти первым в шанырак,
на что Кокеш ответил:
- Нет, ты хозяин, ты и заходи первым.
- Ну тогда ладно, - улыбаясь, проговорил Санжар.
Войдя в шанырак, Санжар, не глядя на стену, показал
пальцем на медвежью голову.
- Вон, висит, смотри, я тебе ее дарю на память.
- Где? Я что-то ничего не вижу.
Не понимая, что происходит, Санжар приподнял глаза на
стену и ужаснулся, отшагнув назад.
- Не может быть, она должна была здесь висеть, - показывая пальцем на стену, Санжар подскочил к этому месту.
- Если она висела здесь, то тогда где она? - возмущенно
спросил Кокеш. В этот момент Санжар окончательно протрезвел, пожимая плечами, не зная, что ответить батыру.
Постояв еще мгновение, Кокеш злобно развернулся и вышел из шанырака. Санжар выскочил следом за ним.
- Я подниму весь Акбас, но найду эту голову, я обещаю
тебе, Кокеш.
- Мне не нужны твои обещанья, если нет головы - значит, может, ее и вовсе не было.
Санжар услышав последние слова, так ничего не ответил, решил отмолчаться, ведь спорить с Кокешем смысла
нет. Дойдя обратно до шанырака Алтынбая, Санжар весь
вспотел, так как почти бежал за Кокешем. Не успел Кокеш
зайти в шанырак, как ему навстречу вышли Жолбарыс и остальные джигиты, приехавшие с ними.
- Увидел что хотел? - спросил Жолбарыс Кокеша. 
29
- Нет, позже объясню, а сейчас по коням. Спасибо, Алтынбай ага, за такое радушное гостеприимство. Будете в
наших краях - заезжайте, тоже не обидим.
- Не за что, приезжайте еще, всегда рады вас видеть, -
ответил Алтынбай гостям.
Пока отец с Кокешем разговаривали, Алкен со стороны
пытался рассмотреть все сильные и слабые стороны батыра.
Чем больше он присматривался, тем страшней ему было,
ведь он точно один не одолеет Кокеша. Это его и тревожило.
- Алтынбай ага, еще раз вам спасибо за такой дастархан,
сыновья ваши - достойные сыны степи. Для меня будет честью вместе с ними бить врага, - прокричал напоследок Кокеш.
Попрощавшись со всеми, всадники ускакали, растворяясь вдали.
Как только всадники исчезли за горизонтом, Алкен сразу
же начал проявлять недовольство.
- Отец, думаешь, они действительно приезжали поглядеть на Санжара и Арстана?
- Арстана они не увидели, я не пустил их к нему, да они
и сами не горели желанием взглянуть на него, узнав, что он
болен вирусом.
В разговор влез протрезвевший Санжар:
- Может, они просто присмотрели наши владения и завтра же по темноте нападут и разгромят нас, как стог сена
при пожаре.
- Думаю, нет, цели у них мирные были, но связываться с
Кокешем опасно, он тот еще воин. На всякий случай, Алкен,
удвой караульных, пусть будут внимательны, может, они
этой же ночью и вернутся.
У Алкена лицо побледнело от страха.
- Что вы такое говорите, отец, не может быть такого. 
30
- Нет, - воскликнул Алтынбай, - можешь не спорить со
мной, он один ездил на разборки в соседние аулы - ни стрелы, ни копье, ни меч его не берут. Проговорив последние
слова, Алтынбай вспомнил, как Кокеш в свое время побил в
ауле Шотты молодёжь за то, что они оскорбили его Айжан.
- Отец, расскажи эту историю, про которую ты только
что вспомнил.
Посмотрев на своих сыновей, Алтынбай начал рассказывать:
- Может, знаете такой аул Шотты?
- Да, - сразу ответил Алкен, - ведь его возлюбленная
Айжан именно там проживает.
- Так вот года два назад Кокеш поехал туда в гости, у него там невеста живет. Как только он туда приехал, до него
дошел слух, что к Айжан наведывается джигит неизвестно
откуда. Не веря таким разговорам, Кокеш собрал джигитов
Шотты для разговора. Многие тогда из джигитов прихватили с собой сабли, луки со стрелами и многие даже дубинами
припаслись. Но это их не спасло от ярости Кокеша. Многие
говорили, что не знают джигита, который к Айжан приезжает. Но Кокеш не поверил этим словам и произошла битва.
Замолчав, Алтынбай опустил голову.
- Что, что дальше-то было,
31
этом не стал говорить. И еще некоторые поговаривали, что
этот джигит является нашим акбасовцем, но я в это уже не
верю.
- Да, я тоже, - добавил Санжар с усмешкой.
После этих слов все замолкли, разойдясь каждый по
своим делам. Один Алкен в тот момент распереживался, услышав такую историю о Кокеше.
- Кокеш, ну как тебе хозяйство Алтынбая? - спросил
один из всадников.
- Особо ничего не заметил такого, на что мог бы пасть
мой взгляд.
- А я заметил, - влез в разговор другой всадник, - когда я
выходил во двор проверить лошадей перед приездом сыновей Алтынбая, то заметил очень красивую девушку, красивей ее я еще не встречал в здешних краях.
- Да ты всегда так говоришь, - выкрикнул третий всадник. И все хором рассмеялись.
- И кто она такая? - спросил второй всадник.
- А мне откуда знать, дочь Алтынбая, наверно.
- Нет, дочери у Алтынбая нет, - сказал Кокеш, - так что
это может невестка одного из сыновей Алтынбая.
- Я бы вышел с любым в равный бой за эту красавицу, -
произнес тот же всадник, который заметил ее.
- Ого, а это уже серьезно, - и все снова рассмеялись.
- Хватит смеяться надо мной.
- Ладно, гляди и выдастся такая возможность когданибудь, - произнес Кокеш. - Если будет возможность снова
навестить аул Алтынбая, то тогда обязательно взгляну на
эту девушку и скажу тебе, стоит ли выходить ради нее на
бой, Арлен.
В тот момент никто не оценил это всерьез, все радостно
рассмеялись и продолжили беседу каждый о своем. Ехали,
разговаривали, пока Жолбарыс не задал вопрос Кокешу: 
32
- Брат, как думаешь, сможем ли мы одолеть аул Алтынбая, если возникнет конфликт?
Жолбарыс является младшим братишкой Кокеша. Он
тоже могуч, но молод, в теле ничем не уступает Кокешу -
такой же здоровяк, почти как два обычных человека.
Голос прозвучал предельно недружелюбно:
- Ответь мне, брат!
Кокеш на минуту задумался. Все вокруг замолкли и ждали, пока Кокеш скажет ответ:
- Думаю, возьмем. Я не видал у них хорошего джигита и
не слышал, что у них есть батыр.
- А Санжар? Ведь он одолел медведя, он ведь силен, -
сказал Арлен.
- Эх вы, глупые, он сам себя боится, разве не видно? Я
думаю, он от безвыходности заколол медведя, либо вовсе не
убивал зверя.
- Почему ты так считаешь? - спросил Кокеша Жолбарыс.
- Что именно считаю?
- Ну, что Санжар не заколол медведя.
- Когда мы с ним отходили, он обещал мне показать голову медведя. Как только мы вошли к нему в шанырак, то
головы медведя там не оказалось. После этого у меня возникли сомнения в том, что они действительно закололи
медведя.
- Верно говоришь, - вмешался Арлен в разговор, - мы
даже не видели сына бая, который якобы болен.
- Ладно, время покажет. Если медведь жив, он даст о себе знать.
И тут Арлен не мог не согласиться с Кокешем:
- Да, да, Кокеш, верно говоришь. Но как так, люди ведь
говорят… - и тут Кокеш злобным тоном перебил, повидимому, это его задело. 
33
- Мало что люди говорят. Слушай, что я тебе говорю, не
способен такой человек, как он, заколоть в одиночку такого
зверя, не способен. Я ясно произнес?
- Да, да, Кокеш, я все понял.
- Ну и хорошо я как воин, как охотник говорю, не способен он заколоть медведя, кто-то другой, может, кстати, второй брат, его я тоже не видел, стоило и на него взглянуть.
- Ах да, кстати, а где второй? - спросил Жолбарыс.
- Алтынбай что-то говорил, что он болен вирусом, тем
же, которым болел и наш отец.
- Да, скорей всего тот больше пострадал в борьбе со зверем, поэтому их было только трое. По-видимому, достойный был.
И снова все замолчали и продолжили путь молча. Солнце село за горизонт к тому времени, когда джигиты приехали к себе в аул Жаман.
Открыв глаза, Адема поняла, что уснула возле Арстана.
Посмотрев ему в лицо, она снова увидела боль. Слезы снова
появились в глазах у юной девушки. Долго не думая, Адема
поцеловала Арстана в щечку и вышла из юрты. Выйдя, она
осмотрелась, нет ли никого, чтобы лишний раз не попасть
никому на глаза. На улице еще никого не было. Стоял обычный солнечный день, на небе ни облака. «Нужно теперь
пройти незаметно к колдунье. Если кто заметит, то потом и
вовсе не пустят к Арстану», - подумала про себя девушка.
Добежав до юрты колдуньи, Адема резко остановилась
отдышаться и подумать, как правильно свою проблему сказать. Наверно она уже знает об этой проблеме, ведь она мне
ее предсказала. Пока девушка думала, колдунья сама вышла
и подозвала ее к себе:
- Кызым, иди, иди сюда, я тебя ждала.
От внезапности сказанного девушка напугалась и сделала неуверенный шаг назад, затем одумалась и шагнула вперед. Медленными шагами Адема пошагала к старушке. 
34
- Можешь ничего не объяснять, я все знаю, твой возлюбленный лежит при смерти.
- Но откуда вы все знаете?
- Я многое знаю, - улыбнувшись, сказала старушка и
пошла снова в юрту. - Кызым, заходи, ты ведь по делу пришла, не бойся, не обижу.
У Адемы выхода не было, и она пошла за старушкой. В
голове у девушки были сотни вопросов, но ответов на них
не было, - ответы она хотела получить у колдуньи. Подходя
к порогу, она приостановилась и подумала, а правильно ли
она делает? «Может, не стоит связываться с колдуньей, может, следует уйти отсюда? Я сейчас Арстану нужна, ведь
ему сейчас очень плохо, а я здесь стою». Как вдруг девушку
схватили за руку, это была Таужан, плавным движением потянула девушку к себе в логово. Адема, не сопротивляясь,
зашла в кибитку ведьмы.
- Не бойся, я ведь сказала, что не причиню тебе вреда,
проходи туда, присаживайся, чай попей.
- Нет, нет, апай, я тороплюсь.
- Я знаю. Недавно произошла битва между сыном Алтынбая и яростным медведем, да? Теперь он лежит при
смерти, это я тоже знаю.
- Вы ведь все знали, что все так произойдет, почему вы
не предупредили раньше?
- Почему? - колдунья с насмешкой сказала, - и ты бы мне
поверила? Ты, как и другие, начала бы меня бояться еще
больше, чем сейчас.
У Адемы в голове промелькнули те же самые мысли.
- Но вы…
- Никаких но. Слушай меня, кызым. Хочешь спасти любимого?
- Да, - прозвучал уверенно ответ.
- И ты готова на многое ради его здоровья?
- Да, - так же уверенно ответила девушка. 
35
- Да, я вижу, что готова. Дело в том, что у меня есть специальный отвар, который поможет твоему любимому. Но
чтобы дать его тебе, я возьму кое-что взамен. Ты готова
дать мне то, что я пожелаю?
Девушка, не задумываясь, ответила:
- Да, но мне нечем вам заплатить, у меня нет денег, но я
буду копить и отдам вам все.
Колдунья в ответ лишь рассмеялась, затем снова проговорила:
- Мне не нужны твои деньги.
- А что тогда? - напуганно спросила девушка.
- Я возьму твою красоту.
Адема не поняла, к чему колдунья клонит.
- Ты меня не понимаешь, девочка, если хочешь получить
тот отвар, то ты должна согласиться на мои условия.
Показав на порог указательным пальцем, ведьма указала
на сверток в ягнячей шкуре.
- Что я вам должна, чтобы получить его? - переспросила
вновь Адема у ведьмы.
- Отдашь мне взамен свою молодость и красоту, больше
мне ничего не надо.
- Я согласна, - не задумываясь, ответила Адема.
Она хотела побыстрей получить этот сверток, может
быть, она не понимала всю важность этого договора, но ее
это не волновало, у нее в голове был образ поправившегося
Арстана.
- Ты точно согласна? - на этот раз ведьма переспросила
девушку.
- Да, - снова прозвучал уверенный ответ.
- Ну тогда хорошо, - улыбнувшись, промолвила ведьма. -
Подойди ближе ко мне и протяни свою ладонь.
Адема сразу подошла и вытянула ладонь. Схватив за руку девушку ведьма начала читать заклинания. Девушка ничего не понимала из сказанных слов ведьмы. Закончив чи-
36
тать, ведьма начала плевать на ладонь, нашептывая еще быстрей. Закончив и этот обряд, ведьма напоследок плюнула в
лицо девушке, промолвив:
Уговор заключен, можешь брать свой сверток. Придет
время, и я приду к тебе в образе черной кошки, глаза у меня
будут красными, это будет для тебя знаком, что в ближайшее время твоя молодость перейдет ко мне.
Дослушав колдунью, Адема спросила, как пользоваться
этими травами, какую давать дозу и как готовить.
- Ставь воду в казан и вскипяти до бурления, затем бросай в эту воду эти травы, пусть немного еще на огне постоит, затем снимай - и можешь остужать. Не жалей, давай полученное лекарство сколько сможешь. Как только лекарство
закончится, то это будет означать, что этого хватит.
Снова засмеявшись, ведьма отошла от девушки. Адема,
взяв сверток, выбежала из кибитки. Снова осмотревшись,
она побежала к Арстану. Добежав до юрты, где лежал возлюбленный, она так же незаметно вошла, как и вышла. Сразу же Адема разожгла мелкий огонь и начала кипятить воду.
Как только вода вскипела, Адема бросила туда пучок травы,
вынутый из кожи ягненка. Прокипятив отвар, Адема принялась остужать его. Через некоторое время отвар остыл и издавал неприятный запах. Приподняв голову Арстана, Адема
начала его поить, но вдруг услышала чьи-то шаги за пределами юрты.
Близился обед, все попрятались в тени. Неожиданно всех
потревожил крик, крик Адемы. Выбежав из юрты, полусонный Сакен увидел, что отец плеткой гоняет бедную девушку.
- Ах ты, ведьма, ишь, решила отравить моего сына, он за
тебя душу отдал, а ты его отравить, да я тебя, - и снова замахнулся. 
37
Но Сакен вовремя вступился за девушку и вырвал плеть
у отца.
- Отец, пожалей, не губи, - вскрикнул Сакен.
- Пусти, не мешай, прочь с глаз моих долой, видеть ее не
хочу.
В этот момент из юрты вышел весь мрачный Арстан.
Был он совсем бледный, как мертвец, под глазами круги,
черные борода и усы отросли.
- Не бей ее, отец, и не гони прочь, - после этих слов Арстан упал на порог, раны его заметно начали заживать.
Арстан упал, но сознание не потерял, ему было очень
плохо, он начал что-то бормотать, а позже его и вовсе вырвало.
- Занесите его обратно в постель, - возбужденно закричала мать Кульпаш.
Тут из соседней юрты прибежали Санжар и Алкен, который сразу принялся помогать заносить брата, а Санжар
встал как вкопанный, даже пошевелиться не мог. В его глазах был страх - страх правды. Ведь если Арстан придет в
себя, то все узнают, что Санжар и пальцем не притронулся к
медведю, что убил зверя не Санжар, а Арстан.
Санжар метался по дому, не находил себе место. Кусая
губы, ломая пальцы, он начал сходить с ума. Все шло не
так, как он думал. Бывало, начинал громко смеяться, иногда
плакал горькими слезами, а ночью и вовсе не спал. Всю
ночь Санжар просидел, не зная, что делать, может, сбежать
из дома, может, тайком зайти и прирезать брата. Мысли
бурлили в голове Санжара. «Как так, ведь он уже был не
жилец, как он встал на ноги. Этого не может быть. Как же
так? Как же так?» И, наконец, он понял причину, почему его
брат встал на ноги.
- Ах, ведьма, отец сегодня не зря ее наказал, она ведь
чем-то Арстана поила - в ней все дело, - произнес про себя
Санжар. Выбежав из юрты, Санжар заметил, как на улице
38
сильно потемнело, солнце давно уже село. На улице никого
не было, воздух был приятно свежим, с севера дул легкий
ветерок. Все складывалось для того, чтобы пойти и разоблачить молодую ведьму, а затем прилюдно наказать. Подкравшись незаметно и без шума к юрте, где лежал Арстан,
Санжар также незаметно пробрался в саму юрту, где Адема
уже остудила отвар и принималась поить возлюбленного.
Санжар, долго не думая, сразу подскочил к девушке и выхватил у нее из рук чашу с отваром.
- Вот ты и попалась, ведьма, а ну, говори, что это за трава в воде плавает?
- Это не простая трава, она поможет Арстану, вот увидишь.
«Этого-то мне и не нужно, глупая», - подумал про себя
Санжар.
- Нет, ты специально хочешь отравить брата, чтобы не
возиться с ним, но я тебе не позволю. Пусть небо решит,
жить ему или нет, а тебя я на костре сожгу прилюдно, чтобы всем было примером, что делают с ведьмами.
После сказанных слов Санжар выплеснул чашу в огонь.
Отвар так вспыхнул, что на миг вокруг все стало ярким от
света. Санжар даже вскрикнул от страха и отпрыгнул в сторону от костра.
 - Нет, нет, что ты наделал, это был целебный отвар, я не
причиню Арстану ничего плохого, я помочь хочу, ведь он
мне не безразличен.
- Поговори мне еще тут, прочь отсюда, завтра утром
придешь - там и решим, что с тобой делать, а не уйдёшь, то
погублю, - и Санжар потянулся за кинжалом.
Адема, напугавшись, дрогнула, но не отступила, как сидела, так и осталась сидеть. Санжар сделал шаг в ее сторону, но тут в сознание пришел Арстан.
- Стой, брат, не тронь ее, не тронь. 
39
Арстан попытался встать, Адема сразу начала придерживать его, тем самым защищаясь от злобы Санжара.
Арстан снова повторил:
- Не тронь ее.
На этот раз в голосе его прозвучала угроза.
Санжар отпустил кинжал и сел рядом на кошму, проронив слезинки.
Адема снова уложила возлюбленного на постель и укрыла теплой кошмой. Спустя мгновение, Санжар тоже заснул, но Адема не отводила глаз от неприятеля, всю ночь
она не спала.
Наутро Арстану стало еще лучше. Под утро в шанырак к
Арстану пришла мама Кульпаш. Увидев, как Адема сидит
сонная и почти падает затем снова привстает и снова падает, Кульпаш стало жалко ее.
- Доченька, иди, поспи, ты устала, всю ночь поди не спала, не сводила глаз с Арстанчика, - промолвила Кульпаш.
- Нет, нет, я не хочу спать, я еще посижу.
Но вид у нее был усталый, и она начала снова засыпать,
прямо на полу возле Арстана.
Позже, открыв глаза, Адема поняла, что она спит у себя
дома, рядом сидел отец Ерсаин и что-то нашептывал себе
под нос.
- Бедненькая моя, не такой судьбы ты достойна, не этого
я желал тебе, - сидя возле нее, проговаривал Ерсаин.
- Сколько я спала?
- Не знаю, я приехал с пастбища, ты уже была здесь, я не
стал тебя будить, ты так сладко спала.
- Наверно, много проспала, я ведь Арстану нужна, - соскочив, Адема побежала к выходу.
- Доченька, чай хотя бы попила.
- Потом, папа, потом, - голос становился все тише и тише. 
40
- Сакен, Сакен, - тихим голосом, почти шёпотом, подозвал Сакена Санжар.
- Найди пастуха Айбаса и приведи сюда, затем отнесите
эту ведьму домой, да так, чтоб не проснулась, а то если проснется, обратно примчится сюда.
- Но, брат, она ведь как лучше хочет сделать, - пытался
возразить брату Сакен.
- Я что, не ясно говорю. Давай без вопросов туда и обратно. Только смотри, найди Айбаса, а то один потащишь.
А не унесешь, сделаю что-нибудь плохое с ней, и виновен
будешь ты, потому что я тебя предупреждал.
- Хорошо, Санжар, я выполню твою просьбу, только не
трогай ее. Сакен вышел из юрты хмурым.
- Так, ведьма, где ты прячешь свою траву? - и Санжар
принялся искать отвар.
Услышав шаги, которые все звучно и отчетливо доносились с улицы, Санжар сразу же понял, что это братишка с
пастухом идут.
- Асалаумагалейкум, Санжар-батыр, - произнес пастух
Айбас.
Эти слова так возвеличили Санжара, что он даже стал
намного мягче к юной девушке.
- Смотрите, не разбудите ее, иначе снова прибежит сюда,
дайте Арстану отдохнуть хоть от нее, ну и мне тоже. Айбас,
ты намного старше Сакена, думаю, ты меня правильно понял, да?
- Да, конечно, все будет так, как вы попросили.
Сакен вышел за бычьей шкурой, чтобы туда Адему переложить и вынести без шума. Спустя мгновение Сакен
снова вернулся, в руках у него была большая шкура, и они
втроем аккуратно переложили Адему на шкуру.
- Ах, какая тяжелая, вроде такая маленькая. Ладно, уносите ее отсюда. 
41
Пока братишка и пастух уносили девушку, Санжар снова начал рыскать по всей юрте. «Куда же ты могла спрятать
эту траву», - весь вспотевший, Санжар сел рядом с Арстаном и принялся вытирать пот со лба. Вдруг его взору пал
тлеющий огонь, над ним висел казанчик, в котором что-то
остывало. Не посмотрев что там, Санжар, укутав руки, схватил казанчик и выбежал на улицу. Осмотревшись, нет ли
кого, он опрокинул казан на землю. Сразу же на место, пролитое с казана, подбежал любимый щенок Алтынбая Актос,
поджав хвост, он начал слизывать пролитое. Увидев это,
Санжар принялся наблюдать за происходящим. Вскоре щенок заскулил и начал отрыгивать, глаза Актоса на некоторое
время стали краснеть, затем начали принимать синий оттенок, а после щенок, поджав хвост, убежал туда, откуда и
прибежал. Напуганный происходящим, Санжар забежал в
юрту.
- Вот чудеса, да не верю своим глазам, такого не может
быть, мне показалось. Где-то должно быть еще это вещество, она не все отварила ведь.
Еще с большим желанием и стремлением найти остаток
неизвестного лекарства или яда, Санжар начал снова повсюду рыскать. Наконец-то нашел. Укутанный сверток был
спрятан не далеко, а лежал над головой Арстана. Долго не
думая, Санжар схватил сверток и кинул в огонь, прокричав
напоследок:
- Гори!
Огонь зашипел, мелкие искры вырывались из шкуры.
Неожиданно резко огонь поднялся до основания шанырака
юрты. В пламени огня Санжар отчетливо увидел фигуру невиданной до этого времени девушки с красными глазами,
взгляд ее отчетливо пал на Санжара. Огонь также быстро
исчез, как и появился. Произошло все так быстро, что Санжар даже глазом не успел моргнуть.
- Ой бай! 
42
Выбежал Санжар из юрты со страхом. Не оглядываясь,
он бежал, что есть силы подальше от того места, где видел
призрачную женщину. Заикаясь, Санжар забежал к своей
жене Назире и начал ей рассказывать о случившемся. Но
жена ничего не могла понять: из уст мужа, с губ его летела
пена, и голос был невнятным, глаза выкатились из своих
орбит, будто он повстречался со смертью. Но зато Назира
отчетливо почувствовала посторонний запах, который необычайно резко прорезал нос. На секунду Назире показалось, что муж наложил в штаны. От мыслей в голове и состояния мужа Назиру все это очень сильно рассмешило до
коликов в животе, она даже пригнулась, схватившись за
живот. Зато Санжара это раздражило, он потихоньку начал
приходить в себя. Долго не думая, схватившись за прутик,
лежавший у входа, он с размаху пару раз хлестанул жену по
спине, затем, выбросив прутик, обратно выбежал из юрты.
Вслед услышал ругань, но это его не волновало. Остановившись, Санжар начал понимать, что сходит с ума.
- Сакен, могу ли я говорить с вами откровенно? - спросил пастух Айбас у Сакена.
- Да, агатай, конечно.
- Мне кажется, что что-то происходит с Санжаром,
странно он себя ведёт последнее время.
- Да, я тоже это заметил, агатай.
- Мне кажется, бой с медведем сильно повлиял на молодого батыра.
- Не знаю, агатай, может, и медведь, может, и еще чтонибудь.
- Эта юная девушка, бедная Адема, после смерти Арстана должна стать невестой Санжара?
- Да, именно так.
- Но у Санжара и так две жены, может, было бы правильно вам… 
43
Не успел договорить пастух, как вдруг Сакен остановился и удивленным взглядом посмотрел на пастуха Айбаса:
- Что вы имеете в виду?
- Но у вас же нет невесты, и вы оба так молоды. Она ведь
красива, Санжар сгубит юную красавицу.
- Нет, агатай. Во-первых, Арстан выживет, во-вторых,
даже если случится беда, Санжар спас жизнь Адемы и, следовательно, он владеет ее жизнью, вот если бы я спас её
жизнь, тогда я бы претендовал на ее волю, вот так, агатай.
После этого разговора оба собеседника молча донесли
девушку до дома и тихими шагами занесли в юрту.
- Зауреш, саламатсыз ба, - произнес Айбас.
Поприветствовавшись, гости аккуратно положили девушку на ее спальное место.
- Как ваши дела? - тихим голосом спросил Сакен.
- Рахмет, сыночек, как видишь, вроде нет повода жаловаться и вроде бы есть.
Поняв, что женщине сейчас сложно, пастух Айбас промолвил:
- Ладно, Зауреш, мы пойдем.
- Нет, присаживайтесь за дастархан, отведайте кумыса и
мясо баранины.
- Нет, нет, мы торопимся, - гости вышли и быстрыми
шагами ушли прочь. Вслед вышла и Зауреш, провожая
взглядом гостей.
Адема соскочила с кошмы. Поговорив с отцом, она выбежала из юрты.
- Мама, мам, мам, - закричала девушка.
- Ну что ты так кричишь?
- Сколько я уже сплю?
- Тебя утром принесли Сакен и пастух Айбас.
- Так долго? - с удивлением на лице Адема промолвила
вслух. - Мам, мне надо к Арстану. 
44
- Чай хотя бы попей, доченька.
- Нет, мам, надо бежать, - поцеловав маму в щеку, девушка помчалась навстречу своей мечте.
Не добежав до юрты Арстана несколько метров, Адема
остановилась и начала разглядывать людей, которые крутились возле покоев возлюбленного. Разглядев отчетливо
Санжара, который все время ютился возле отца Алтынбая,
за ними ходили знахари с костылями и что-то громко кричали. Адема еще не догадывалась, в чем дело, мысли бурлили в голове. Дождавшись, когда все ушли в сторону покоев Алтынбая, Адема пробежала к юрте Арстана. Добежав до
входа в юрту, ее взгляду пало зеленое пятно, присыпанное
землей. Подойдя ближе к этому пятну, она начала расковыривать это место. Только потом до нее дошло, что это ее отвар, который она только вчера приготовила. Ужас овладел
ею. Она сразу же заскочила в юрту, и не увидев шкуру с лекарством, зарыдала. Красивое, но очень печальное лицо
стало еще красивей. Не сдерживая слез, она села возле любимого, взяла его за руку, прижав к щеке, начала снова просить прощение. «Как же так она могла оставить лекарственные травы на видно
45
чить по заслугам, а палачом твоим буду я, - схватив Адему
за волосы, Санжар потащил ее к отцу и знахарям.
Когда девушка оказалась в юрте отца, ее взгляд пал на
красоту этой юрты: она была украшена золотом, дорогими
мехами, которые в здешних краях не всегда встретишь.
Обернувшись на выход, Адема ужаснулась - прямо на нее
смотрели две тигриные головы, которые в свое время Алтынбаю прислали из соседнего аула в знак его мудрости и
величия и укрепления союза между двумя родами.
Богатство увиденного вскружило голову девушке. На
миг ей показалось, что всё-таки замах кинжала дошел до
цели, и она сейчас в раю. Но ощущения быстро сменились,
так как Санжар подтащил ее к отцу, волоча за волосы, лицо
девушки искажалось от боли. Страх овладел ею.
- Вот видишь, отец, я ведь говорил, она сама придет сюда, и не надо за ней бегать и искать.
Алтынбай сидел непреступно, как гора, глазами не моргнув, пальцем не пошевелив. Сидел и смотрел на девушку,
пытаясь понять, о чем сейчас она думает и что чувствует.
Но девушка, опустив глаза вниз, сидела и молчала.
- Отец, что с ней делать? Раз я спас ее, подарил ей жизнь,
позволь мне и забрать ее. Я не хочу, чтобы она была моей
наложницей, - в ярости Санжар выхватил кинжал из ножен
с золотой рукояткой, лезвие было из булатной стали, сразу
можно понять, что кинжал не простой. Честью было бы
пасть от его клинка, но не от его хозяина. Санжар схватил
девушку за шею и приложил лезвие на подбородок, ожидая
решения отца. Не услышав одобрения отца, Санжар не мог
ничего предпринять.
 - Постой, сынок, давай послушаем, что скажут наши
гости. В юрте сидели целитель, шаман и знахарь, принадлежавшие к разным нациям.
Первым сказал шаман: 
46
- Предлагаю снять с нее скальп, затем обезглавить и порезать на части и разослать в соседние аулы, чтобы все
ведьмы знали, что с любой из них так будет. Так ведь будет
справедливо по отношению ко всем, и к ней в частности.
Слова шамана немного даже напугали Алтынбая, ведь это
не шутки. Нужно было принимать решение.
Такой расклад понравился Санжару, и он убрал клинок
от шеи и навел на кожу головы и ждал одобрения отца. Но
отец до сих пор сидел непреклонно, как гора, и молчал.
- Постой, Санжар, давай выслушаем остальных, - промолвил бай.
Целитель и знахарь переговорили между собой и в один
голос промолвили, что нужно собрать хворост и сжечь ее -
так поступают с ведьмами в других краях земли.
- Дело в том, что если просто убьем эту ведьму, то душа
не успокоится и будет мстить нам всем, а если сожжем, то и
душа отойдет туда, куда надо.
Такой расклад казни понравился Алтынбаю, так как не
нужно пачкать руки кровью, да и вовсе можно не смотреть
на происходящее. Повернув не спеша голову, Алтынбай
одобрил слова целителя и знахаря, мол, делайте так, как
считаете нужным, я вам даю добро.
- Тогда я сам подожгу костер, - сказал Санжар, в глазах
его горела ненависть к девушке.
- Откуда в тебе столько злобы, сын мой, - спросил тихим
голосом Алтынбай, но ответа так и не услышал.
После сказанных слов наступила тишина, но эту тишину
нарушал тихий плач бедной девушки Адемы. В ответ на
рыдания собравшиеся в юрте люди громким гулом рассмеялись. Шаман даже выкрикнул:
- Неужели и ведьмы умеют бояться и плакать?
Сказанные слова еще больше рассмешили судей девушки. Но не смешно было только Кульпаш. Она понимала, что
47
эти люди хотят погубить юную девушку, которая очень любит ее сына, и от этого у нее у самой наворачивались слезы.
Узнав, что произойдет это собрание, Кульпаш отправила своего младшего сына Сакена в соседний аул к мулле
Тогжану, принадлежавшему роду Керей, чтобы мулла решил, как правильно поступить и не совершить ошибок, которые могут произойти в этот вечер.
- Скачи, сынок, быстрей ветра, не жалей Сункара, он довезет тебя быстро, главное - не жалей. Передай в точности
мои слова, да поможет тебе Сотворитель.
Сакен скакал быстро. Сункар, конь Арстана, будто чуял,
что нужно выручать Сакена и скакал так, как ни скакал даже при Арстане. Ветер с дождем не давали дороги страннику, но, несмотря на это, Сакен добрался до аула Тогжана
быстро.
Заехав в аул Жаксы, Сакен подъехал к одному из местных сельчан, чтобы узнать, где живет мулла Тогжан.
- Асалаумагалейкум, агатай. Не подскажите, где находится юрта муллы Тогжана?
- Уалейкумасалам. Да, конечно, вон та белая, чуть дальше аула юрта, и есть Тогжановская.
- Большой, вам рахмет, агатай, очень сильно выручили, -
Сакен, не задумываясь, направил Сункара к той юрте, которую ему указал попутчик. Подъехав к юрте, Сакен остановился, перебирая в голове слова, с которыми бы он обратился к мулле. Пока он сидел и думал, его кто-то тронул костылем в спину, Сакен даже немного напугался, по телу его
пробежала дрожь, кровь встала в жилах, а на лбу выступил
пот. Сакен обернулся и увидел за собой старого человека с
костылем. «Неужели это и есть Тогжан?» - подумал про себя Сакен и спрыгнул с коня. Встав на одно колено, поздоровался, этим самым уважил аксакала. 
48
- Уалейкумасалам, аткаминер. Что привело тебя, молодого джигита, ко мне? Встань, объяснись, сынок.
Сакен соскочил и начал рассказывать, что его мама отправила за ним, чтобы спасти жизнь девушке.
Выслушав до конца, Тогжан попросил джигита пройти к
нему в юрту на чашку чая с баурсаками. Но джигиту пришлось отказать аксакалу, так как он очень торопился.
- Тогжан-ага, каждая минута дорога, боюсь, мы можем
не успеть, и все произойдет без нас.
 - Эх, джигит, ты приехал ко мне и просишь помощи и
думаешь, что я соглашусь, не откажусь, но как я могу сказать «да», если ты мне говоришь «нет».
Сакен был вынужден зайти в юрту муллы на чашку чая.
- Ултуган, накрой нам дастархан и скажи Айле, пусть
седлает моего коня, я в путь собираюсь.
- Но… - пыталась возразить ажека своему деду.
Но Тогжан был упрям и не любил повторять дважды,
также не любил, когда его не слушаются. Ултуган ничего не
оставалось, как пойти и выполнить приказ своего упрямого
деда.
- Проходи, внучок, и расскажи все подробней, чтобы я
знал и мог правильно говорить с твоими близкими.
Сакен начал торопливо рассказывать всё так, как было и
что на данный момент происходит у него в ауле. Услышанное привело в ужас аксакала Тогжана, но он виду не подал,
а лишь быстрей начал пить чай и что-то нашептывать себе
под нос. Выпив быстро чай, два всадника сели на лошадей и
поскакали в Акбас.
В юрту вошли два молодых джигита, в низком поклоне
начале отчитываться.
- Костер готов, нужно только привязать девушку и поджечь, - не поднимая глаз, два джигита ждали дальнейших
указаний. 
49
Алтынбай осмотрел всех и взглядом дал понять, что целитель может говорить.
- Молодцы, быстро однако. Теперь облейте девушку
маслом и можете привязать к столбу над костром, - в разговор вмешался Санжар. - Приготовьте еще хороший факел,
чтобы не потух, когда я буду его преподносить.
- Будет выполнено. Еще указания будут?
Снова ответил Санжар:
- Отец, может, после такого дела сделаем той?
- Нет, никакого тоя - у меня сын при смерти. Можете идти и выполнять порученные вам задания.
Также в низком поклоне джигиты растворились у входа.
У Адемы уже не было слез плакать, лицо ее было слегка
опухшим, следы от слез засохли, и уже вместо слез там была пыль, волосы были растрепаны. Увидев ее такой, Санжар
ужаснулся, где ж та юная красивая девушка?
- Фу, - произнес Санжар, подумав про себя, - и за что ее
любят парни не только наши, но и из соседних аулов, не
пойму. Грош цена тебе такой, и плюнул перед ее лицом, но
Адема уже не реагировала на подобные поступки.
Раздался шум, в комнату вошли два молодых джигита.
Подойдя быстрым шагом, они начали развязывать девушке
руки, затем схватили за локти и поволокли на улицу. Сначала Адема сопротивлялась, пытаясь не поддаться джигитам,
и вырывалась, одного даже поцарапала, а другого укусила
до крови. Но она была слишком слаба по сравнению с джигитами.
 - Что вы как женщины? Вы джигиты или нет? - закричал
Санжар.
Не выдержав, он сам подошел к девушке и начал ее
бить. Выхватив у одного рядом стоящего плеть, Санжар начал бить по рукам Адемы. От страшной мучительной боли
девушка зарыдала с новой силой. Плакала девушка не только от боли, она не хотела умирать такой смертью, хотела
50
прожить столько, сколько ей было предначертано. В голове
у нее были мысли, как она родит своему Арстану красивых
детишек, как увидит своих внуков, как хорошо проживет
остаток своих дней.
Не выдержав издевательств, в дело вмешалась Кульпаш.
- Алтынбай, разве ты не видишь, как ее мучают, пощади,
прошу тебя, смилуйся над ней! - Кульпаш упала на колени,
схватив ноги своего мужа начала причитать. - Пожалей девушку, не губи напрасно.
Но Алтынбай был решителен, пнув в грудь свою жену,
промолвил:
- Нечего таких жалеть! Мало того, что сгубила одного
моего сына, хотела и второго отправить на тот свет. Гореть
таким надо, чтоб чужие дети были защищены и счастливы
их родители. Мы сейчас ведьму будем наказывать, а не девушку, тебе это ясно?
Поняв, что мужа не убедишь, Кульпаш начала тянуть
время до приезда Сакена и муллы Тогжана.
- Позволь накормить Адемочку, чтоб она ушла на тот
свет не с пустым желудком, - начала повторять Кульпаш эти
слова снова и снова до тех пор, пока терпению Алтынбая не
пришел конец, и он одобрил ее просьбу.
- Хорошо, убедила, накорми и заодно накорми гостей, -
хлопнув в ладоши, Алтынбай встал и направился к выходу.
Гости все соскочили и направились за баем.
- Вон, вдали наш аул.
- Вижу, вижу, не слепой.
- Ого, сколько народу возле нашей юрты.
- И это я вижу, - пробормотал мулла.
- Тррр, - вскликнул Тогжан. Сакен удивленно тоже остановился.
- Что-то случилось? - спросил Сакен. 
51
- Нет, сейчас послушай меня, сделаем так, как я скажу, а
затем поедем дальше, хорошо?
- Да, конечно.
- Когда приедем, сразу не подадим виду, что мы здесь,
сначала осмотрим обстановку, а затем я решу, как быть и
выскажу свои мысли, хорошо?
- Да, хорошо, я понял ваш замысел.
- Просто, внучок, пойми меня правильно, одних твоих
слов мало, надо убедиться самому, посмотреть их настрой:
чего придумали, как хотят поступить с девочкой.
- Тогжан-ага, смотрите, они ее хотят сжечь, видите, костер поставили.
- Вижу, вижу, это дело знахарей, они любят сжигать заживо, не пытаясь излечить молодые души.
Доехав до аула, два путника слезли с лошадей и тихо,
без подозрений, влились в толпу людей, которые уже собрались посмотреть на казнь юной девушки. Среди людей
Сакен отчетливо разглядел своего старшего брата Алкена,
который стоял и хвастался рядом стоявшим девушкам, что
сейчас будет происходить изгнание шайтана на костре. Сакен сделал вид, будто ничего не знает и начал расспрашивать брата, что происходит.
- Сначала ответь мне, где ты шлялся все это время?
- Я, я ездил на охоту с соколом на лисиц и зайцев.
- Ну и с кем ты ездил? Кто был с тобой рядом? Что за
джигит?
Сакен отпустил голову и не знал что ответить.
- Ну же, говори, я тебя слушаю. Эх ты, когда нужен, тебя
не найти, а когда не нужен, так под ногами мешаешься.
- Я ездил с Ердаулетом, - резко ответил брату Сакен.
В ответ Алкен засмеялся:
- Ты врешь, Ердаулет сейчас охраняет ведьму.
Рядом стоявшие девушки тоже рассмеялись сказанным
Сакеном словам. Ердаулет друг детства Сакена. Для Сакена 
52
было предательством, то, что тот так поступил, что помогал
родным в расправе над девушкой.
- Я знаю, где ты был, - сказал Алкен.
От страха и от того, что все узнают, что он ездил за муллой, у Сакена пот пробил над губами и на лбу. Тихим голосом Сакен спросил брата:
- И где я был?
- Все видели, что ты один уезжал из аула, небось, к возлюбленной какой-нибудь?
Алкен прекрасно понимал братишку, потому что и сам
неоднократно уезжал втихаря к возлюбленной.
- Давай, колись, - с усмешкой сказал Алкен.
«Уф, пронесло, ничего-то ты и не знаешь», - подумал
про себя Сакен.
- Да я ездил в соседний аул к одной девушке.
- Ну и как ее звать? Не стесняйся, говори.
Все, даже девушки, ждали ответа Сакена.
Пот потек по лицу и шее.
- Фатима ее звать, - и девушки тут же начали фукать.
- Она ведь страшная и толстая, как ты мог в нее влюбиться?
Да, в соседнем ауле была Фатима, она и вправду была
полная и низкого роста девушка. Также Фатима не была ни
с кем помолвлена. Ситуация требовала ответа, и Сакену
нужно было что-то сказать, и сказал он то, что пришло сразу в голову, а в голову пришло имя - Фатима.
- Ну, ты шутник, братишка. Ладно, иди, не позорь меня
перед красивыми девушками.
Отвернувшись от Алкена Сакен прошел дальше в сторону той юрты, от которой доносился смех и громкие речи.
Заглянув в юрту, он отчетливо заметил, как там шел мелкий
пир. Гости во главе с отцом и братом Санжаром проглатывали баранину и лошадиное мясо, запивая все отменной
53
сурпой. Все были довольны решением по поводу юной девушки.
- Итак, собравшиеся здесь гости, есть ли среди вас такие,
кто не хочет видеть казнь ведьмы?
Из всех присутствующих встали двое. Это были два брата Алимжан и Сабыржан. Их аул Коктерек находился на левой стороне Ишима, чуть выше аула Алтынбая. В своем ауле Коктерек они считались главами рода. Братья не были ни
знахарями, ни шаманами, но считали себя целителями, так
как они приехали исцелить Арстана. В планы их не входило
смотреть, как обычную девушку будут сжигать на костре.
Они прекрасно знали, что Адема никакая ни ведьма, ведь
девушка просто напросто пыталась своими силами поднять
своего любимого джигита. Бывало, они и сами прибегали к
таким методам лечения, а точнее исцеляли травами и различными отварами. Перечить другим они не стали и решили
промолчать и согласиться с остальными, чтобы против них
никто ничего не имел и не таил злобы.
- Вам предстоит отправиться к родителям девушки и все
объяснить, как есть, что мы делаем правильное дело. Если
же они будут противиться решению совета, то будет созван
еще один совет, но уже по отношению к ним, - грозно проговорил Алтынбай.
 - Хорошо, мы все поняли, - тихо поднявшись, два брата
медленной походкой направились к дому Ерсаина.
- Думаешь, это правильно? - задал вопрос Алимжан брату.
- Что именно?
- Что эту девочку хотят сжечь.
- Нет, но зато народ немного будет напуган и не будет
лишний раз сам пытаться лечить близких. А будут обращаться к нам, - с усмешкой промолвил Сабыржан. 
54
- Ну, все, выводите ее быстрей, - прокричал Санжар.
Тут же вскоре из белой юрты появились два джигита,
волоча юную девушку. Увидев джигитов, толпа заревела,
некоторые начали выкрикивать: «Сжечь, сжечь, сжечь», - а
другие начали защищать. Толпа на глазах поделилась на две
части. Одним было жалко, а другим наоборот: они хотели,
чтоб ведьма получила за содеянное. К тому времени джигиты уже привязали девушку к шесту, осталось только поджечь, и костер зашумит и зарыдает. Лицо девушки уже было спокойным, ей ничего не хотелось, лишь бы все прошло
быстро и не мучительно. Санжару довелась честь самому
поджечь костер. Держа в руках факел, он ждал двух аксакалов с сосудом, в котором мелькал огонек. Дойдя до Санжара, аксакалы в низком поклоне преподнесли сосуд. Санжар
не заставил себя долго ждать и сразу потянул факел к
огоньку. Самодельный факел тут же затрещал и зашумел в
огне. Перед тем как поджечь костер, Санжар начал выкрикивать речь.
- Да воссияет справедливость за горе, причинённое моему брату. Пусть с ней разберутся там, на небе, или там, куда она попадёт.
Толпа ревела, поднимая руки к небу. С новой силой начали кричать все больше людей: «Сжечь, сжечь, сжечь!»
Вдруг из толпы вышел старик с костылем. Он медленным шагом направился к Санжару. Толпа в ожидании замерла и притихла, все внимание на старике и Санжаре.
- Кто вы? Назовитесь, и что вам надо?
Но старик, молча, все ближе подходил. Два джигита, которые привязывали девушку, хотели выбежать и убрать с
поля зрения старика, но Алтынбай их остановил.
- Пусть идет, кто-нибудь знает, кто это? - грозным тоном
спросил Алтынбай у стоящих с ним рядом людей.
Но все поднимали плечи, тем самым говоря, что не знают, кто это. 
55
Один из целителей узнал в незнакомце мудрого муллу
Тогжана.
- Алтынбай, это Тогжан из рода Керей, - не успел договорить целитель, как его перебили остальные, возмущаясь,
откуда он здесь появился и кто его пригласил сюда или хотя
бы ввел в известность.
Все были в недоумении.
Тогжан подошел к Санжару и свирепо взглянул на него:
- Значит, сжечь заживо хочешь?
- Да, она этого заслуживает.
- А кто ты такой решать судьбу этой девушки?
- Я, я, я…
- Ты ли сотворил ее? Ты ли дал ей жизнь?
- Нет, - и Санжар, опустил виновато голову вниз.
- Развяжи ее и попроси прощения.
- Ни за что. Кто-нибудь уберите этого старика отсюда, -
закричал Санжар.
Тогжан, долго не думая, стукнул Санжара костылем по
голове, и тот упал на колени. Не понимая происходящего,
Санжар пополз к отцу, и в этот момент еще один удар пришёл ему по хребту.
- Сжигать на костре надо таких, как ты, - промолвил старик.
В происходящее вмешался Алтынбай:
Старик, кто ты? Представься!
- Меня звать Тогжан. Я из аула Жаксы, что находится
вниз по течению Ишима.
 - Можете дальше не продолжать, я слышал о вас. Но что
вас привело в наши края?
- А разве ты не видишь? - с усмешкой перебил Алтынбая
Тогжан.
- Вы издеваетесь над ребенком, разве так можно? Вы похожи на стаю зверей, - промолвил, переведя взгляд на толпу
56
людей, и все люди, стоявшие в толпе, отпустили виновато
головы.
- Но вы ведь не знаете, что совершила эта девушка, -
прокричал один человек из толпы.
- Как это не знаю? Я знаю многое, ведь я здесь сначала
стою и наблюдаю за вами. Так нельзя делать - это не почеловечески.
 - Скажи мне, Алтынбай, ты справедливый бай?
 - Да, я ничего не делаю необдуманно и несогласованно с
другими членами судейства.
 - Хорошо. Ответь на второй вопрос, веришь ли ты в
высшее божество? - прокричал старик.
 - Да, - ответил бай.
 - Так зачем ты считаешь себя палачом? Тебе не дано отнимать жизнь и тем более возвращать ее обратно.
- Развяжите ее и не делайте больше так.
Присутствующий народ внимательно посмотрел на реакцию Алтынбая. Санжар стоял рядом с отцом и начал нашептывать отцу:
- Не делай этого, сжечь их обоих надо.
Но Алтынбай придерживался своих мыслей.
- Хорошо, вы, двое, развяжите ее.
Толпа снова заревела, но на этот раз положительной
эмоцией, выкрикивая: «Мудрый Тогжан и справедливый
Алтынбай!»
После всего произошедшего два аксакала отошли в сторону, оставшись наедине.
- Я слышал о твоем сыне, который лежит в тяжелом состоянии.
- Да, у меня и вправду один из сыновей лежит при смерти.
- Могу ли я взглянуть на него?
- Да, конечно, - с радостью на лице ответил Алтынбай. -
Дело в том, что его уже осматривали ваши ученики Алим-
57
жан и Сабыржан. Тогжан немного отвернул голову в сторону и начал искать братьев в толпе.
- Где они, покажи мне их, я хочу взглянуть на этих шарлатанов. Никакие они мне не ученики. Я давно хотел их
поймать и уши надрать за то, что называют себя целителями
и прикрываются моим именем. Внимание! Я всем заявляю,
что братья Алимжан и Сабыржан никогда у меня не учились и что они лжецы - не больше.
Стоявшие рядом люди начали высматривать двух братьев.
- Отец, вот они! - прокричал Алкен.
Вдали виднелись два всадника, которые уезжали все
дальше и дальше вглубь степи. Алкен спросил у отца:
- Может, догнать и вернуть их обратно?
Алтынбай посмотрел на Тогжана, ожидая его ответа.
- Ладно, пусти их, пусть уходят, далеко не уйдут. В следующий раз с ними разберусь. Ну что, Алтынбай, показывай мне своего сына, и я тебе многое, что скажу.
- Интересно, откуда узнал этот старик о затеянном, - выругался Санжар старшему брату.
- Наверно, кто-то его сюда привел, - ответил Алкен.
- Интересно, кто же? Найду - голову с плеч сниму.
- Ладно, не злись, пусть живет, пойдем-ка поглядим, что
скажет этот Тогжан об Арстане. Возьмется ли за лечение
или нет.
От услышанного у Санжара ноги подкосились, страх
снова начал его одолевать. Он подумал про себя: «Как же
мне невыгодно присутствие этого старика. Как же можно от
него избавиться? Может, отравить? Придумал! Эта ведьма
Адема бегала к другой ведьме Таужан, может, и мне к ней
сходить и что-нибудь взять, какой-нибудь яд, или еще что
посильней. Нет, сам не пойду, если меня с ней увидят, могут все понять. Кого-нибудь надо к ней отправить от своего
58
имени. О, придумал! Может, отправить пастуха? Отправлю
прямо сегодня вечером». От придуманной идеи у Санжара
сразу настроение поднялось, дышать стало легче, действия
стали уверенней. Алкен сразу заметил, что что-то случилось, ведь неспроста братишка начал радоваться. Видимо,
что-то затеял, вот только неизвестно что.
- Поделишься со мной своей радостью?
Санжар сразу понял, что сам себя выдает брату.
- Нет, нет, просто вспомнил, как с медведем бился и как
убил его, от этих воспоминаний и настроение поднялось.
- Ну ладно, хватит болтать, пойдем-ка лучше посмотрим,
что у Арстана в юрте происходит.
- Да, ты прав, пойдем поглядим, - согласно кивнул в ответ Алкен.
Алтынбай с Тогжаном шли впереди всех, остальной народ шел позади. Адема с родителями тоже шла рядом со
всеми. Ерсаин благодарил всевышнего и Тогжана за то, что
все так обошлось. Подойдя к юрте Арстана, Алтынбай
обернулся к толпе и легким движением руки остановил
всех. Дальше нельзя, войдут только близкие. Тогжан поправил собеседника: «Доченька, ты тоже можешь войти», - и
Алтынбай промолчал, дав понять, что и ей можно войти.
Адеме стало еще легче, наконец-то все нормализуется, все
встанет на свои места, может, мулла Тогжан поможет ей и
ее любимому Арстану.
Зайдя в юрту, Тогжан сразу направился к Арстану. Взяв
за руку, он начал прощупывать пульс, затем подбородок
приложил ко лбу. Находившиеся в юрте растерянно начали
пересматриваться друг с другом, до этого они подобного не
видели. Мулла Тогжан продемонстрировал что-то новое для
здешнего народа.
- Ну как он? - спросил муллу Алтынбай. 
59
- Не переживай, жить будет, но я вынужден буду его забрать к себе на лечение. Когда трава начнет желтеть, твой
сын приедет здоровым на лошади сам, без чьей-либо помощи.
- Но траве еще не скоро желтеть.
- Не бойся, она зажелтеет, ты и глазом не успеешь моргнуть, успеете еще свадьбу сыграть, - улыбнувшись, произнес мулла Тогжан.
- Я верю тебе, мулла, можешь не сомневаться, я тебя отблагодарю как следует, можешь просить всё, что пожелаешь.
- Попрошу тогда, когда приедет твой сын сам, не раньше. Но всё-таки кое-что сейчас попрошу.
- Слушаю тебя внимательно.
- Не мешай двум молодым душам, они сами разберутся,
как им быть.
Опустив голову вниз, затем повернув в одну сторону,
после в другую, почесав бороду, Алтынбай одобрил просьбу Тогжана.
- Хорошо, мулла, обещаю, не буду мешать им, пусть будет так, как будет.
- Запрягайте лошадей, накидайте побольше сена, чтобы
было мягко Арстану. Доченька, ты поедешь с нами.
На лице Адемы вспыхнула радость. Она с жалостным
выражением лица посмотрела на отца и тихим голосом
спросила:
- Пустишь?
Ерсаин, посмотрев на Алтынбая, произнес:
- Езжай, мы с мамой будем за вас молиться.
В разговор вмешался один из целителей:
- Там, далеко за лесами, на желтую траву говорят осень.
Алтынбай сразу же сказал:
- Значит, осенью сын мой приедет. 
60
ГЛАВА 2
После того, как мулла увез Арстана к себе на лечение,
Санжар еще больше начал переживать за происходящее.
Ведь мулла пообещал Алтынбаю, что Арстан сам приедет.
«Нужно что-то предпринимать, - думал про себя Санжар, -
иначе все узнают страшную правду. Что никак не входит в
мои планы. Даже если Арстан сам не скажет, что он убил
медведя, то мулла может все это увидеть и всем рассказать». Решение было принято: нужно отравить муллу, и все
переживания на этом закончатся.
- Сакен, позови мне пастуха Айбаса срочно.
- Хорошо, как скот пригонит, я ему передам, что ты хочешь его видеть.
- Скажи, что я его буду ожидать у себя в юрте, только
никому не говори, что я просил тебя позвать его.
- Хорошо.
- Мне нужно кое-что с ним решить.
- Хорошо, никому ни слова не скажу.
В голове у Сакена появился вопрос: «Зачем ему снова
пастух, неужели что-то хочет затеять? Хотя вряд ли, Арстан
уехал, Адема тоже, может что-то личное».
Близился закат, солнце было красным, словно с неба
упал клубочек огонька. В аул пастухи уже загоняли скотину. Сакен поджидал Айбаса у входа в аул.
- Асалаумагалейкум, Айбас-ага.
- Уалейкумасалам, Сакенчик. Как дела?
- Хорошо, я к вам от Санжара.
- Что-то случилось?
- Вроде нет, но Санжар вас хотел увидеть, кое-что решить. Думаю, ничего серьезного.
- Хорошо, я как все дела закончу, заеду к нему.
- Он вас будет ожидать у себя в юрте.
- Все, я понял. 
61
- Ну, хорошо, тогда не имею права вас больше задерживать, - с улыбкой на лице произнес Сакен.
Солнце село за горизонт, на небе царствовала луна. К
юрте Санжара подъехал всадник, который, спрыгнув с лошади, тихим шагом направился к входу в шанырак. Зайдя в
низком поклоне, Айбас прокричал: «Асаламалейкум!» Санжар сразу же вскочил с места и быстрым шагом направился
к гостю. Поздоровавшись, хозяин юрты пригласил гостя
присесть на почетное место. В юрте никого не было, но еда
была уже приготовлена. Гостю на глаза сразу попались три
полных бурдюка кумыса. За целый день на жаре горло пересохло от жажды, и первым делом, прежде чем сесть, он
осушил одну пиалу кумыса.
 - Вы меня по делу пригласили, Санжар?
 - Да, Айбас, у меня к вам встречный вопрос, сколько у
вас лошадей?
 - Один жеребец и кобыла с жеребенком. А что?
 - Просто у меня есть к вам весьма заманчивое предложение, от вас практически ничего не требуется.
 - Что за предложение, и какова моя роль в нем?
 - Вам нужно будет всего лишь навсего сходить к одному
человеку, точней к женщине, и взять у нее кое-что.
 - Неужели к Таужан? - с удивлением и мелкой ненавистью на лице вскочил с места Айбас.
 - Ну что вы горячитесь, ведь вы не дослушали меня, я
вас хорошо отблагодарю.
 - Нет, я не пойду к ней, попросите другого.
 - А у вас есть выбор? Я сделаю так, что вы лишитесь
своего рабочего места, если вы откажетесь. И чем вы будете
кормить свою семью, подумали?
 - Что от меня требуется?
 - Всего лишь навсего сходить к этой ведьме и взять у
нее яд.
 - Яд? Но для чего? Что вы затеяли? 
62
 - Не задавайте лишних вопросов, делайте так, как я говорю. И не смейте никому о нашем разговоре рассказывать.
Я думаю, мы поняли друг друга. И еще, если все пройдет
так, как надо, я вам разрешу из своего табуна выловить двух
породистых жеребцов или кобылок, как вам будет угодно.
 - Я понял вас, Санжар. Можно идти?
 - Да, но смотри, никому ни слова. Яд мне в руки принесёшь.
 - Хорошо, когда к ней сходить?
 - В любой день, но только после заката солнца, чтоб тебя никто не видел.
 - Я скоро к вам зайду, до свидания.
 - До свидания, буду ждать тебя.
Выйдя из юрты Санжара, пастух Айбас долго размышлял о разговоре. К чему катиться этот мир, кого же хочет
отравить Санжар, так и осталось загадкой для пастуха. Но
что-то в глубине души ему подсказало, что это будет мулла
Тогжан. Ведь слух о том, как с ним обошёлся мулла, пролетел по всему Акбасу.
Как только колесо арбы остановилось, Адема сразу
спрыгнула и помогла дедушке Тогжану спустить Арстана на
землю. Арстан встал на землю ногами, но его немного покачивало из стороны в сторону, но тем не менее он стоял
сам, опираясь на Адему.
Перед тем как тронуться в путь, мулла Тогжан приготовил отвар, которым они всю дорогу поили Арстана. Благодаря этому Арстан по приезду был в сознании и даже мог
сам потихоньку передвигаться.
- Ултуган, Ултуган, встречай гостей! - прокричал Тогжан.
- Приехал мой старик, - с улыбкой на лице вышла из юрты бабушка Ултуган. 
63
- А где же моя любимая внученька? Разве она не помогает моей кемпрушке?
- Внученька твоя ушла скотину поить, скоро вернется.
- Ну, тогда ладно, у нас особые гости. Я думал, она поможет тебе накрыть дастархан.
Увидев аташку издалека, Айла все бросила и побежала
домой. Но бег ее начал постепенно переходить в шаг, так
как она не могла понять, что за посторонние люди приехали
вместе с любимым аташкой. Дойдя до дома, она снова прибавила шаг, перейдя в легкий бег.
- Аташка, вы приехали, - с радостью внучка прыгнула на
аташку.
- Внученька, я не так молод, как раньше, и не смогу тебя
долго на себе продержать, спрыгивай, - с гримасой боли на
лице произнес мулла Тогжан. - Я приехал не один, как видишь. Познакомься, это Адема, а это ее джигит Арстан.
От сказанных муллой слов у Адемы лицо покраснело от
смущения, ведь мулла единственный, кто всегда приписывает к ней Арстана. После представления Айле гостей, девушки посмотрели друг на друга и улыбнулись, тем самым
давая понять, что рады знакомству. Затем Айла шёпотом
спросила у аташки: «Что случилось с Арстаном?» На что он
ответил что, это долгая история, вечером расскажет. «Хорошо, вечером так вечером».
- Иди лучше помоги апашке накрыть дастархан, мы с
дороги сильно проголодались и съедим целого барана, - с
усмешкой произнес мулла. - Да ведь, внученька, - моргнув
одним глазом Адеме, тем самым Тогжан просил ее поддержать разговор.
Хорошо, ата, будет исполнено, - произнесла Айла и убежала помогать своей апашке.
После сытого обеда мулла Тогжан приподнялся с задумчивым выражением лица.
- Ата, что-то случилось? - спросила Айла. 
64
- Нет, внученька, я просто думаю, какие мне травы приготовить на вечер моему юному гостю. Я сейчас отлучусь
на ту сопку и все в тишине обдумаю, затем вернусь и скажу,
что мне нужно будет, а вы с Адемой вместе сходите и нарвете эти травы, после заодно и сами попьете отвар, вам он
тоже не помешает. А вы, моя любимая кемпыр, приготовьте
что-нибудь вкусненькое на ужин, - почесывая вновь живот,
произнёс мулла.
- Ладно, вы отдыхайте и познакомтесь поближе, сейчас
солнце достигает своего зенита и будет сильно печь, так что
на улицу не выходите, я скоро приду.
После этого хромающей походкой Тогжан вышел из шанырака.
С наступлением вечера, после того как пастухи вновь загоняли скотину, Айбас незаметно отлучился от всех, направляясь в край аула. Конь под ним скакал что есть силы,
ветер бил им в лицо, но Айбас еще больше подгонял своего
сизого так, чтобы их никто не заметил. Доехав до нужной
юрты, Айбас приостановил коня, дав ему отдышаться, да и
самому перевести дух. «Как же мне к ней зайти? Да и что
сказать? Может, и вовсе не заходить, а нарвать какойнибудь травы да высушить, затем отвести Санжару так,
будто это она дала». Пока пастух Айбас думал, старушка
Тогжан сама вышла и пригласила пастуха пройти в шанырак и отведать ароматного чаю.
- Проходи, сыночек, я тебя ждала.
Айбас от неожиданности чуть ли не развернул коня и не
умчался подальше от этого места. Но он тут же пришел в
себя и сделал вид будто ничего не произошло. Постепенно
дыхание пришло в норму, страх отошел в сторону, и пастух
начал думать своей головой.
- Я от Санжара.
- Я знаю, - сразу ответила Таужан. 
65
«Неужели Санжар сам к ней приходил и обо всем договорился и меня об этом не предупредил? Если приходил,
почему сам не взял?» - подумал про себя пастух.
- Нет, никто ко мне не приходил, - ответила старушка.
От удивления у Айбаса вздрогнули колени и отвисла челюсть.
- Откуда вы узнали о том, о чем я подумал?
- Я много чего знаю, - с ухмылкой произнесла ведьма.
- Слезай с коня и проходи, иначе ничего не получишь, -
приказным тоном произнесла Таужан.
Выбора у пастуха Айбаса не было, и он с неохотой
спрыгнул с коня, осмотревшись по сторонам. Затем медленными шагами направился к входу в шанырак.
- Проходи, проходи, не бойся, я не кусаюсь.
- А я вас и вовсе не боюсь.
- Кого же ты хочешь обмануть? Я же все вижу.
- Снова прочитали мои мысли?
- Эх ты, глупый, страх виден у тебя на лбу.
- Вовсе нет, я вас не боюсь, - неуверенно ответил пастух.
- Ну ладно, не боишься. Что так долго ехал?
- Я не понял вашего вопроса, - с удивленным выражением лица произнес пастух.
- Я уже несколько дней жду тебя.
- Но я, я, я… - больше ничего не смог сказать в ответ
пастух. В голове у Айбаса кипели мысли, откуда она все это
знает, ведь это нереально, такого не может быть. Больше он
ничего не стал думать, иначе ведьма Таужан прочтет все.
- Ладно, не мучайся вопросами, я много чего знаю, так
что не удивляйся. Какой отвар тебе нужен?
 «А вот и ошиблась», - подумал про себя Айбас, подумал
так, чтобы не увидела его мысли старушка.
- Вообще-то мне нужен яд.
- Яд? - с удивленной ухмылкой произнесла ведьма.
- Кого же вы собираетесь отравить? 
66
- Да так, кое-кого, кто этого, наверное, заслуживает.
- Почему-то сейчас я не могу увидеть твои мысли. Если
не секрет, скажи, о чем ты подумал, взамен я снижу оплату
за яд.
- Оплату? Какую еще оплату? Я с Санжаром не договаривался об оплате. Моя задача лишь забрать, и обо всем договаривайтесь с Санжаром.
- Нет, раз ты пришел, ты и оплатишь мне, назад дороги
нет. Так ты скажешь мне, кого вы решили отравить? Судя
по всему необычного человека, раз я не могу его увидеть.
- Да, человек необычный. Так скажем, не всегда встретишь такого, но я могу ошибаться, его ли хочет отравить
Санжар. Как я понял, это мулла Тогжан.
- Тогжан? - со страхом спросила ведьма.
- Да, из рода Керей, очень странный человек. В нашем
ауле ему равных нету, - не успел договорить пастух, как
ведьма его перебила.
- Замолчи, - соскочив с места, ведьма начала ходить по
юрте с одного конца в другой.
Айбас ничего не мог понять, почему это ее так встревожило, но спрашивать он не стал, боясь ее гнева.
- Где сейчас этот мулла?
- Он забрал Арстана к себе на лечение.
- Его сейчас, значит, нет в ауле?
- Нет.
Лицо ведьмы снова изменилось и стало более мягче. Узнав об этом, ведьма снова села на свое место:
- Значит, яд нужен для Тогжана? Я дам тебе то, зачем ты
сюда приехал. Но взамен ты поедешь к батыру Кокешу и
расскажешь ему, что его суженая встречается с сыном Алтынбая Алкеном.
- Нет, - с ужасом соскочил пастух. 
67
- Сядь, - с гневом посмотрела на пастуха Таужан. - Если
ты этого не сделаешь, я сделаю из тебя раба. Ты будешь у
меня ниже собаки, и семью твою покараю.
Упав на колени, Айбас начал молить ведьму, чтоб она не
поступала так с ним.
- Я два раза не говорю. Встань и иди. Делай то, что тебе
велено.
- Я никуда не пойду, я не смогу.
- Тогда одевай ошейник и иди в сарай.
Снова Айбас упал, схватив ведьму за ногу:
- Прошу вас, только не это, не заставляйте меня это делать.
- Я и так пощадила тебя, от тебя только требуется предупредить глупого Кокеша и все, а могла бы и душу забрать
твою вовсе.
Айбас понял, что уже ничего не изменишь и придется
делать так, как велит ведьма. Встав обратно на колени, собравшись с мыслями, Айбас приподнялся на ноги, проговорив следующие слова:
- А если не поверит?
- Сделай так, чтобы поверил.
- Но как?
- Все тебе нужно подсказывать. Сам не можешь что ли
додуматься?
Например, узнай очередной визит Алкена к суженой Кокеша Айжан и предупреди его об этой встрече, пусть сам
все увидит своими глазами. Может быть, отблагодарит тебя
чем-нибудь, - рассмеявшись, произнесла Таужан. - Только
смотри, не подведи, иначе найду - накажу.
«Во что я вляпался? - подумал про себя пастух. - Что мне
теперь делать, как поступить? Если сдам Алкена, начнется
война. Промолчу, беду навлеку на себя и на всю семью».
Медленно встав, Айбас взял яд и направился к выходу. 
68
Ведьма Таужан так и осталась без движения, даже не пошевелилась.
Прошло немало времени с тех пор, как Арстан уехал на
лечение.
- Сакен, сынок, найди своих братьев и скажи, чтоб явились ко мне. И еще предупреди всех аксакалов, чтобы вечером собрались здесь. Надо обсудить той в честь выздоровления Арстана.
- Хорошо, отец, всем передам. А какой вы хотите той
устроить?
- Большой, сынок, очень большой. Хочу пригласить
близлежащие аулы для состязаний, три дня будем пировать.
Уже баранов держат на откорме и кумыса припасли. Скажу
тебе, Сакенчик, по секрету, что хочу провести турнир на
звание «Батыр степи».
- О, и как же этот турнир будет проходить. Условия какие?
- Условия я уже придумал, но хочу все обговорить сегодня с аксакалами. Не знаю, поддержат ли они меня. Нужно
будет выставить кого-нибудь и из нашего аула, и этот вопрос будем решать сегодня. Может, кого из твоих братьев
выставим на участие.
- Я рад отец, а мне можно будет принять участие?
- Не знаю, сын мой, не знаю, ты еще слишком юн. Думаю, тебе рано еще участвовать в таких состязаниях. Ладно,
вечером решим.
- Хорошо, отец, я поехал, всех разыщу.
- Кстати, Сакен, ты завтра рано утром съезди к Арстану,
проведай его, как он себя чувствует, как к нему относится
мулла, как лечит, как там наша бедущая келин. Все узнай,
даю тебе три дня там погостить, затем вернешься, я буду
тебя ожидать.
- Я все понял, отец, разрешите идти? 
69
- Ступай, сын мой. Кульпаш, сегодня у нас соберутся
гости.
- Кто-то приедет?
- Нет, я хочу собрать всех наших аксакалов и решить вопросы, касающиеся предстоящего тоя. Поэтому нужно будет побольше приготовить на дастархан. Сама лично проконтролируй, чтобы закололи жирных баранов, и еще пусть
привезут побольше кумыса. Думаю, мы сегодня сидеть будем долго.
- Хорошо, Алтынбай, может, что-то еще?
- Вроде все. Остальное будет решаться по ходу. Кстати,
на тое в последний день хочу всем объявить, что Арстан
сватается на дочери Ерсаина. Может, там же и жребий потянем, на какой срок выпадет свадьба.
От приятных новостей с лица Кульпаш не сходила
улыбка до вечера, до тех пор, пока она не уснула. Алтынбай и сам почувствовал, что обрадовал свою любимую жену, ведь уже много прошло времени с тех пор, как она так
радовалась. «Может быть, и к лучшему, что так все получилось, что Арстан женится на Адеме», - подумал про себя
Алтынбай.
- Санжар, Алкен, вас желает видеть отец.
- Что-то случилось?
- Нет, по поводу тоя.
- А, всё-таки решил проводить, - с недовольством произнес Санжар. - Мое мнение: ни к чему нам этот той - больше
теряем, чем выигрываем. Кормить кого-то целых три дня.
- Я не знаю, как будет выгодно нам, но знаю одно, что
отец хочет вас видеть, можете прямо сейчас к нему сходить,
либо вечером со всеми.
- А кого он еще позвал к себе?
- Всех аксакалов.
- Да, видно сегодня допоздна будем сидеть за обсуждением. 
70
- Ладно, я поехал дальше, нужно успеть передать всем
слова отца.
- Езжай, езжай, предупреди всех, отца не подведи, - прокричал вслед уезжавшему Сакену Санжар.
С наступлением вечера возле юрты Алтынбая собралась
толпа народу. В этом числе были и дети бая Санжар и Алкен.
- Сакен, ты всех предупредил?
- Да, отец, я всем передал ваши слова.
- Хорошо, молодец, я сейчас выйду к ним, а ты можешь
идти отдыхать, тебе рано вставать.
- А разве я не могу присутствовать на совете?
- Не сейчас, как-нибудь в другой раз обязательно, сейчас
народу будет много, и будут решаться серьезные вопросы.
Так что, сын мой, иди, отдыхай.
Сакен ничего не мог сказать отцу и покорно повиновался, но его так мучал вопрос турнира, что он не смог пойти
спокойно лечь спать, а спрятался возле юрты и подслушивал весь разговор, в шаныраке отца. Выйдя из юрты, Алтынбай всех поприветствовал:
- Здравствуйте все, кто здесь собрался, я искренне рад
вас видеть. Собрал я вас здесь не просто так. На это есть
веская причина.
Толпа зашумела, все внимание было на Алтынбае.
- Я сейчас ничего не буду говорить, давайте пройдем все
в шатер, поедим и на сытый желудок начнем говорить по
делу.
Конечно, аксакалов устраивал такой поворот событий,
ведь бай не каждого приглашал к себе в шанырак, честью
было оказаться с баем за одним дастарханом.
Постучав в ладони, Алтынбай позвал свою любимую
жену.
- Кульпаш, можете накрывать на стол, гости в сборе. А
мы пока пройдем в ту сторону и посмотрим тот косяк лоша-
71
дей. Всех, даже детей бая, удивил такой расклад, ведь косяк
лошадей не просто так отдельно стоит, значит, его для чегото приготовили. Загон этот появился недавно, в нем были
заперты пятьдесят породистых лошадей. Разные масти были: белые, черные, красные и даже несколько пестрых, что
было дефицитом в здешних краях.
- Отец, что это? - не удержался Санжар и спросил. В голове у него был один ответ. «Наверно отец хочет их во время тоя зарезать на мясо вот и хвастает всем этими лошадьми. Но не жирно ли будет таких лошадей подставлять под
нож?»
- Это, сын, мой подарок.
- Подарок? - толпа снова зашумела. - Кому такой подарок достанется? Ведь никто ничего не знал.
- Вот об этом я и хотел с вами поговорить. Не буду вас
мучать догадками, вы сейчас оцените этот табун лошадей и
скажете мне позже, достоин ли он победителя. Аксакалы
были в растерянности, ведь такого подарка более чем достаточно. Не у каждого водится такой табун.
- Я не знаю, что ты там придумал, отец, но думаю, что
этого будет больше чем достаточно, - произнес серьезным
голосом старший сын Алкен.
- Пройдемте в шанырак. Думаю, там все уже готово. Как
я уже говорил, покушаем, а потом я все вам объясню.
Посмотрев друг на друга, аксакалы пошагали вслед за
Алтынбаем.
Отведав молоденького барашка и запив бурлящим кумысом, у всех, в том числе и детей бая, появилась улыбка на
лице.
- Ну вот, вижу, что теперь мы можем говорить. Начнем с
тоя, завтра мой младший сын Сакен поедет к мулле Тогжану и узнает, когда вернется к нам Арстан. Узнав, это, мы
устроим той после его приезда в честь его выздоровления. 
72
Аксакалы завертели головами, что-то спрашивая друг у
друга, и, наконец, один из самых старых аксакалов спросил
бая:
- Сколько хочешь народу собрать?
Алтынбай сделал задумчивое лицо, подложив под подбородок ладонь:
- Все близлежащие аулы и всех известных нам людей
дальше по степи.
Аксакалы снова замотали головами. Слово представилось следующему аксакалу по имени Кабыр.
- Ты очень мудрый бай и очень душевный, тебя уважают
в окрестностях. Как я понял, народу будет много. Хватит ли
нам мяса три дня всех прокормить?
Посмотрев на всех, Алтынбай понял, что этот вопрос интересует не только Кабыра, а всех присутствующих. Кабыр
задал этот вопрос от лица всех аксакалов. Бай понял, что
нужна шутка, которая разрядит обстановку, и она уже была
у него в голове:
- Ну не хватит мяса, из табуна парочку лошадок вытащим и накормим самых голодных.
На секунду все замерли, затем раздался смех. Первым
засмеялся сам виновник вопроса Кабыр. Посмеявшись, Алтынбай ответил на вопрос:
- Думаю, хватит для начала. Каждый, кто приедет, привезет с собой по два барана. Наши пастухи будут принимать
у гостей баранов. Может, кто и лошадей привезет, там посмотрим. Первыми в расход пойдут животные гостей. Ну и
у меня за лесом Колек стоит табун откормленных барашков
и мелкий косяк жирных лошадей: всех их мы будем резать
на мясо. Также дальше от леса Колек будет стоять еще один
табун лошадей около двухсот голов, специально пригнанных для получения кумыса. Думаю, этого вполне будет достаточно, - аксакалы снова начали удивляться мудрости бая.
- Теперь я хотел бы назначить одного из вас помощником. 
73
Гостей ведь нужно будет распределять. У меня есть на данный момент три белые юрты, еще две должны будут прибыть до тоя; итого - белых будет пять. В эти белоснежные
юрты нужно будет разместить знатных акынов и баев. Также есть серые юрты, их у меня около десяти, еще пять будут
в скором времени; итого - будет пятнадцать. Туда нужно
будет расселить всех середняков. Посоветовавшись между
собой, вы должны выбрать мне помощника на время тоя.
Того, кто станет моим помощником, я щедро отблагодарю.
Сразу же в шатре бая начались споры и даже мелкая потасовка, но все же аксакалы пришли к единому решению.
- Пусть это будет Акан, - произнес самый старый и мудрый аксакал.
Акан был один из самых молодых аксакалов. Всю жизнь
он был тамадой в ауле, также он прекрасно играл на домбре,
мог шутить на разные темы, соответственно мог найти язык
с любым человеком: будь то богатый, либо нищий.
- Акан, ты согласен стать моей правой рукой?
- Согласен. Но у меня есть вопрос.
- Я слушаю тебя.
- Куда мы будем расселять бедняков?
- Я тоже думал об этом и решил, что бедняков мы расселим по домам к каждому в нашем ауле. Для них нет отдельных юрт, слишком большие затраты получаются, тем более
их-то и больше будет, чем всех остальных.
- Хорошо, я вас понял, но мне нужны будут два помощника.
- Будут тебе помощники, сколько понадобится.
- Отец, - не выдержал Санжар, - что за табун у тебя в загоне стоит? И в чем должен выявиться победитель?
- Хороший вопрос сын мой задал. Я хочу провести мелкий турнир, в котором должны принять участие по пять
джигитов от каждого аула, - все, разинув рты, начали слу-
74
шать бая, ведь раньше такого не было. - Вы все, аксакалы,
будете оценивать джигитов.
- А что за препятствия будут проходить участники?
- Я отвечу и на этот вопрос, так как я все уже продумал.
Задача джигита в том, чтоб быть в лидерах во время байги,
также юным батырам предстоит казакша курес - и здесь
нужно отличиться. Но это еще не все, последним этапом
будет стрельба из лука по мишени. Тот, кто все это пройдет,
и будет в лидерах, тот и получит табун, что стоит отдельно
в загоне. Либо джигит, выигравший два состязания, автоматически станет победителем. Ну, думаю, не у каждого это
получится. Истинный батыр заберет табун породистых лошадей, – услышав это, аксакалы начали кивать головами. -
И еще я не договорил, сейчас вы должны решить, кто от
нашего аула будет принимать участие.
Первым сказал Кабыр:
- Санжар должен обязательно принять участие, ведь он
наша гордость, - все начали поддерживать мудрого аксакала. Но сам Санжар не сильно горел желанием принимать
участие в этом непонятном турнире. Дальше аксакалы не
могли определиться, кто будет следующими участниками,
вроде молодых крепких джигитов много, но не все они подходят для участия в таком турнире: кто-то умеет бороться,
но не умеет стрелять, или наоборот. Все это время Сакен
стоял за юртой и подслушивал разговор старейшин. Не выдержав, Сакен залетел в шатер и выдвинул себя для участия
в турнире. Все сразу же обернулись на Сакена, оценивая его
как претендента на участие. Первым произнес речь отец
Алтынбай:
- Сынок, я тебе сегодня уже говорил и скажу еще раз, ты
слишком молод для участия.
- Но, отец, я скачу неплохо и стреляю метко и борюсь
тоже вроде неплохо.
Аксакалы начали подбадривать юного джигита, говоря: 
75
А вдруг, действительно, сможет выиграть, и тогда табун
останется при нас. Гляди, еще поделится с нами.
- Ладно, Сакен, я подумаю над твоими словами. А сейчас
ступай, тебе завтра рано вставать.
- Спасибо, отец, надеюсь, вы примите правильное решение, - в низком поклоне Сакен покинул шатер, в котором
проходило совещание.
- Ладно, мудрые аксакалы, время уже позднее. Думаю,
мы все решили верно. А сейчас я вас всех отпускаю. Если
будут новые предложения, можете подойти ко мне и предложить свои идеи.
Все аксакалы встали, некоторые сразу же схватились за
спину, некоторые за ноги, а некоторые и вовсе встали безболезненно.
- Сегодня, Алтынбай, ты снова всем доказал свою мудрость, будь всегда таким, и, думаю, это не останется незамеченным, - произнес самый старый аксакал.
В разговор вмешался Санжар:
- Всем спокойной ночи, завтра тоже сложный день.
Попрощавшись, все разошлись.
- Вы тоже ступайте, дети мои, отдыхайте.
Через мгновение шатер замолк, будто в нем ничего не
было. Не было ни гостей, ни совещания, все свечки погасли,
только был слышен храп бая Алтынбая.
С наступлением утра Сакен седлал Сункара, готовясь в
далекий путь. Перед выездом он решил снова проведать отца и выслушать последние наставления. «Может быть, отец
всё-таки передумал и допустит на турнир и обрадует меня
перед предстоящей дорогой. А вдруг всё-таки не передумает, тогда придется с плохим настроением ехать. Эх, ладно,
что будет, то будет». Подойдя к входу в шанырак, Сакен
тихим шагом вошел в покои отца с мыслью, вдруг отец еще
спит, но отец уже встал. 
76
- Отец, вы спите?
- Нет, сынок, проходи.
- Я седлал коня и готов в путь.
- Молодец я рад, что ты у меня такой самостоятельный.
Я хочу передать Тогжану одну маленькую вещичку.
- Какую?
Встав с места, Алтынбай направился к сундуку, открыв
его, он вытащил золотистый халат. Этот халат Алтынбаю
подарили купцы из Китая. Халат был дорогой роскошью,
тем более с такой отделкой. У Сакена глаза загорелись, увидев такой подарок.
- Отец, вы его подарите? Я думал вы сами будете этот
халат носить.
- Да ничего страшного, у меня еще таких два есть, -
улыбнувшись, ответил Алтынбай. Но запомни, не больше
трех дней будь там. Если задержишься, я забеспокоюсь, а
если я забеспокоюсь, то отправлю отряд за тобой, вдруг с
тобой что-то случится.
- Хорошо, отец, думаю, за три дня я все успею, и не будет повода там задерживаться.
- Правильно, сынок. Вот возьми этот курдюк кумыса, а
то жажда одолеет.
- Спасибо, отец. Кумыс всегда в дороге выручает, - радостно ответил Сакен.
- Не забудь лично от меня передать Тогжану большое
спасибо за помощь.
- Я ничего не забуду, отец.
- Ступай, сын, береги себя и позаботься о брате.
Сакену не хотелось выходить. Может, сейчас спросить
отца, допустит ли он меня к турниру или нет. Но отец отчетливо дал напутствия, что уже не хотелось что-либо
спрашивать. Так и не спросив, Сакен покинул шанырак отца. 
77
Солнце грело степь так, как не грело раньше. Сакен
снял с тела последнюю рубашку и ехал почти обнаженный,
перевязав голову белой тканью. Сункар тоже устал. От такой жары со рта капала пена, и шаг заметно сбавился. «Ничего, мой друг, мы скоро приедем, и ты увидишь своего хозяина». И вот наконец аул муллы Тогжана показался вдали.
От неуверенности Сакен начал тереть глаза, не кажется ли
ему, может, это просто видение от того, что солнце нагрело
голову. Но чем ближе они подъезжали, тем ясней становилось джигиту, что это не обман. Аул муллы Сакен уже знал,
ведь он уже второй раз приезжает сюда. Подъехав к юрте
Тогжана, Сакен начал сбавлять ход Сункара, в голове крутились мысли об Арстане, может, уже ходит или же до сих
пор лежит в постели. Доскакав, Сакен охотно спешился. Из
юрты сразу же выбежала Адема, вслед выглянула Айла, не
понимая, кто это приехал. После появился и сам Арстан,
вид у него был намного лучше, чем тогда, когда он уезжал
из дома. Сункар сразу же узнал своего хозяина, начал ржать
и сам пошагал к хозяину. Арстан и сам был рад видеть своего братишку и любимого коня. Тепло поздоровавшись,
гостя попросили пройти к дастархану. По ходу разговора
Сакен познакомился с Айлой. Для него знакомство было
неожиданностью, ведь такой дивной красоты раньше он не
встречал. Айла это поняла и начала флиртовать с юным гостем.
- Ну, рассказывай, Сакен, как там родители? Что нового?
- Можно сказать, что все так же. Единственная новость -
отец решил провести той в честь твоего выздоровления. И
на этом тое будет турнир. Победившему приз - табун лошадей.
- О, звучит заманчиво, от нашего аула кто будет участвовать?
- Еще не решили. Может, и я буду, - с усмешкой и надеждой в сказанное произнес Сакен. 
78
- Конечно же, если отец разрешит. А когда будет той?
- Говорили, как вы приедете. Кстати, а вы когда собираетесь?
- Думаю, уже скоро. Тогжан ага и Ултуган тате пока нет,
они ушли собирать нужные травы, скоро должны придти.
- Хорошо, я привез с собой подарок, вот этот халат, - и
Сакен вынул золотистый халат. У Адемы и Айлы глаза загорелись от увиденного. Сразу же в разговор вмешалась
Айла.
- Этот халат аташка отдаст мне.
- Может, и отдаст, это уже его дело, - обрубил ее Сакен.
«Ах так, - подумав про себя, Айла решила тоже чтонибудь сказать такое, чтоб Сакену стало неудобно, но для
этого нужен момент, которого пока что нет».
Пообедав, братья встали и решили отлучиться. Не успев
выйти, Сакен услышал еще один вопрос.
- Как там мои родители? Скажи, пожалуйста, Сакен.
Обернувшись, Сакен ответил Адеме:
- Все хорошо. Ерсаин ага сейчас на сенокосе, скоро
приедут. Зауреш тате по дому. Если я не ошибаюсь, то Ерсаин ага нашел Тулпара.
- Да? - воскликнула с радостью Адема.
- Да. В общем, все хорошо.
- Спасибо тебе, Сакен.
И у Адемы глаза загорелись от радости, ведь все это
время она переживала за родителей.
- Ну ладно, девчонки, вы здесь приберитесь и отдыхайте,
а мы сходим Сункара напоим.
- А нам сначала помочь не хотите? - произнесла Айла.
Тут же Сакен ответил:
- Нет, некогда, конь пить сильно хочет.
- Ну, и не надо, Сакенчик, - с ухмылкой произнесла Айла. 
79
- Если что, мы будем отдыхать на топчане после водопоя, - произнес Арстан.
- Санжар, я принес тебе то, что ты просил. Увидев пастуха, в руках держащего сверток, Санжар подскочил и перебил Айбаса:
- Тише, тише, нас никто не должен слышать, Айбас.
Пройдем лучше ко мне и там все обсудим.
С большой неохотой пастух направился вслед за Санжаром. Подойдя ближе к входу в шанырак, Санжар осмотрелся
по сторонам. Удостоверившись, что никто за ними не следит, Санжар пригласил пастуха к себе в покои.
- Ну, рассказывай, о чем разговаривал с ведьмой?
От заданного вопроса Айбас не выдержал и выхватил
кинжал из ножен, затем резким толчком повалил хозяина
юрты на шелковый ковер, приставив к горлу лезвие. Но это
Санжара только рассмешило.
- Я не пойму, что тебя так рассмешило? Я ведь сейчас
тебя зарежу!
Прийдя немного в себя, Санжар понял, что яд пастуху
достался нелегко. Просто так он бы на него не набросился.
- Я тебя понял, пастух, слезь с меня. Вместо обещанных
двух лошадей, я тебе дам трех. И еще я тебе позволю самому выбрать понравившихся лошадей. Сказанные Санжаром
слова никак не затронули пастуха, он будто замер в ожидании.
- Что, неужели мало? - удивившись реакции пастуха,
спросил Санжар.
Но пастух до сих пор не мог придти в себя. Постепенно
начиная отходить, пастух собрался с мыслями, спрятав
кинжал обратно в ножны.
- То, что ты мне сейчас предлагаешь, это мелочь по сравнению с тем, что я задолжал ведьме.
- И что же ты ей задолжал? Расскажи мне, пожалуйста. 
80
Айбас чуть ли не проговорился, но затем понял, что если
расскажет, то выполнить долг перед ведьмой не получится,
а значит, навлечет на себя ее гнев. Не было выгодно говорить правду. Нужно было что-то придумать так, чтобы Санжар не заподозрил.
- Ведьма сказала одну тайну.
- Какую? - с большим любопытством начал расспрашивать Санжар.
- Ведьма мне поведала, что ваш старший брат встречается с чужой возлюбленной. Девушка засватана за влиятельного батыра, но имени она мне не сказала.
- Почему? Отвечай!
- Я не знаю, сказала - и все.
«Да, действительно, ведьма, - подумал про себя Санжар,
раз смогла увидеть такую тайну. Тайну, которую никто не
должен знать».
- Давай, договаривай дальше, что еще тебе сказала ведьма? - тон Санжара сменился.
- Ведьма мне сказала, чтоб я поехал с Алкеном.
- Зачем? Алкен тебя не возьмет с собой.
- Если не возьмет, тогда будет беда.
- Даже так, - хмуро ответил Санжар. - Скореей всего, до
тоя больше не поедет, слишком занят будет, значит, после
тоя только поедет. Давай тогда после тоя вместе подойдём к
Алкену. Но не будем говорить, что ты разговаривал с ведьмой, нужно будет что-то самим придумать такое, чтобы он
поверил.
- Хорошо, только заранее предупредите меня, чтоб я мог
подготовиться и освободиться от всех дел.
- Все, решили. Что еще говорила ведьма?
- Спрашивала, кого травить решили.
- А ты что сказал?
- Сказал, что не знаю. Я ведь и вправду не знаю, кого ты
решил травить. 
81
- Нет, травить будем вместе, не я один,- с ухмылкой произнес Санжар. - Травить будем муллу Тогжана, слишком уж
мешается.
- Я помог тебе достать яд, больше не проси меня ни о
чем.
- Дело, Айбас, вот в чем: мы с тобой в одной лодке, если
я начну тонуть, то и ты со мной потонешь, если начнёшь
тонуть ты, тогда и я пойду с тобой на дно. Так что доводим
дело до конца вместе, и обо всем забудем. К трем лошадям
я добавлю еще десять овец.
- Неужели ты хочешь, чтобы я подложил яд мулле?
- Ну вот, видишь, как мы друг друга понимаем, мне даже
не нужно договаривать до конца, ты меня и так понимаешь.
- Нет, Санжар, давай сделаем так: я тебе отдаю обратно
эти три лошади и не беру овец, взамен ты меня больше не
будешь вмешивать в свои темные дела.
- Эх, я думал, ты меня понял. Ну ладно, не хочешь похорошему, будем по-плохому: если откажешься, я всем поведаю о твоих черных делах, после чего ты и твой род станет изгоем и будет проклят. И это далеко не все! Я сделаю
так, что ты будешь скитаться по степи, клянча у всех на
пропитание. Так что условия, которые я тебе предлагаю,
очень даже неплохие: пополнишь свой табун, да сблизимся
с тобой еще на одно дело. Гляди, еще какое-нибудь дело тебе найду и еще получишь за работу.
- Я понял тебя и весь твой коварный план, даже если я
соглашусь тебе помочь, обещай, что это последний раз.
- Думаю, больше не будет поводов для такой работенки.
- Когда нужно будет подложить яд?
- До тоя муллы здесь не будет, да и после он здесь не задержится, так что у нас один шанс, который выпадет нам во
время тоя. Мы не должны его упустить, точнее, ты не должен его упустить. Не сможешь справиться с делом, пойдем
на дно вместе. Так что я верю в тебя. За два дня до тоя при-
82
ди снова ко мне, обсудим, как подложить яд. И еще, присмотри мне в табуне хорошего коня, пусть будет не выносливым, главное, чтобы быстро мог стартовать.
- У меня есть один рысак на примете, он уже староват,
но стартует быстро, на близкую дистанцию хорош, но на
дальнюю, боюсь, не добежит.
- Вот такой конь мне по душе. Придержи его для меня и
хорошо следи, чтобы ничего с ним не случилось.
- Хорошо, присмотрю. Если не секрет, скажи, зачем тебе
этот конь? Ведь можно найти помоложе и выносливей.
- На свой вопрос ответ получишь на тое.
- Ну хорошо, за два дня до тоя я к вам приду.
- Ступай, только за конем моим повнимательней следи.
С такими словами два собеседника разошлись.
- Тогжан-ага, это мой брат Сакен.
- А, Сакенчик, здравствуй, здравствуй. Как твои дела?
Как отец? В ауле как дела? Все ли тихо?
- Асалаумагалейкум, Тогжан-ага, - в низком поклоне Сакен поприветствовал муллу. - В ауле все тихо, отец вам
большой привет передает и вот такой маленький подарок.
Плавным движением Сакен извлек из мешочка золотистый
халат. Но такой подарок ни капли не удивил муллу.
- Зачем же такой дорогой подарок?
- Вы лучше это у отца спросите, ведь я приехал не только с подарком, отец вас приглашает на той в честь выздоровления Арстана.
- О, вот это хорошая новость, а когда вы думаете проводить той?
- Как Арстан и Адема приедут в аул, сразу гонцы поскачут с вестью во все близлежащие аулы. И еще отдельно будут приглашены акыны и некоторые баи. 
83
- Арстана и Адему я отправлю через дня три или четыре.
Даже не знаю, как я теперь буду без них, я так к ним привык.
- Не переживайте, агатай, они часто вас будут навещать.
А я вот не успею с вами уехать, мне нужно в течение трех
дней быть дома, иначе отец начнет беспокоиться.
- Зная вашего отца, его беспокойство просто так не останется, гляди, вслед отряд отправит.
- Да, это точно, он так и сказал.
- Тогда сделаем так, отправим к вам в аул гонца с новостью, что через четыре дня мы приедем все вместе.
- О, это хорошая идея, а то я устал один скитаться по
степи. А когда мы отправим гонца?
- Можно завтра. Сегодня отдохнем. Или нужно быстрей
предупредить?
- Нет, нет, можно и завтра, - с радостным лицом Сакен
принял такое предложение.
- Тогда договорились. Айла, готовьте на стол, я очень
проголодался, да и гостя нужно быстрее кормить, правда
ведь, Сакенчик?
Посмотрев на Айлу, Сакен покорно поддержал муллу.
С наступлением вечера из шанырака вываливался душистый запах свежего мяса, сваренного в жирной сурпе. Все
собрались вокруг дастархана. Перед тем как начать ужинать, Тогжан передал Арстану отвар, от которого тоже шел
душистый аромат свежевысохших трав. Два полных глотка
- и Арстан опустошил пиалу.
- Сакен, ты знаешь, какой у тебя брат батыр, однако?
- Я знаю, но хотелось бы послушать, почему вы так считаете.
- Это же видно невооруженным взглядом, перенести такие раны и такой вирус перебороть - это не каждому дано.
Мне кажется, несмотря на все это, Арстан еще сильней станет, чем раньше. 
84
Все внимание сконцентрировалось на Арстане.
- Да, действительно, я сейчас себя чувствую еще сильней
и циничней отношусь к своему здоровью.
В разговор вмешалась Айла, перебив всех:
- Он даже бегает быстрей лошади.
- Почему? - с удивлением спросил Тогжан.
- А я видела своими глазами, как он бежал наравне с лошадью.
- Это правда, Арстан?
- Я раньше всегда так делал. Ну не совсем, чтобы обгоняю, но и сильно не отстаю.
- Ничего себе, а я об этом даже и не знал, - с удивлением
произнес мулла. - Что же еще, джигит Арстан, ты делаешь
того, чего не знаю я?
И снова в разговор вмешалась Айла:
- Он большие камни двигает с места, обмотав живот
шкурой барана.
От услышанного мулла чуть с места не упал. Ему было
непонятно, откуда столько силы в Арстане.
- Арстан, неужели и это правда?
- Да, это правда. Я с детства привык толкать камни с
места на место.
- Мне кажется, брат, тебе тоже уже можно принять участие в турнире.
- Что за турнир, Сакен?
- Отец в честь твоего выздоровления во время тоя хочет
провести турнир, победителю - пятьдесят лошадей.
- Ого, отец у вас не жадный.
- Арстан, решай сам, сможешь – нет. Просто по физическим возможностям, как я понял, ты уже готов. Так что выбор за вами джигиты. Ладно, уже поздно, нужно ложиться, а
вы можете еще раз перекусить и поболтать, не всегда так
встречаетесь. Айла, постели Сакену постель на перину.
- Приятных вам снов, агатай. 
85
Проводив взглядом муллу, все остались дальше за дастарханом, продолжая беседу.
- Алтынбай-ага, к вам гонец от муллы Тогжана прибыл.
- Немедленно пропустите его ко мне. Кульпаш, у нас
гость от Тогжана, приготовь что-нибудь на стол. Думаю, он
к нам с хорошей новостью.
- Асалаумагалейкум, Алтынбай-ага, - в низком поклоне
поприветствовал гонец бая.
- Уалейкумасалам. Как дела у муллы? Все ли хорошо?
Надеюсь, ты к нам с хорошими новостями?
- Суюнши, агай, я к вам с хорошей новостью.
- Хорошо! За хорошую новость хорошо получишь, тем
более от муллы. Кульпаш, приготовь золотые монеты.
Сколько попросишь за хорошую новость?
- Две хватит, агай.
- Нет, Кульпаш, дай три золотых.
Лицо гонца засияло, будто оно само позолочено от радости. Подумав про себя, гонец решил, что не зря столько
проскакал по жаре.
- Тогжан мулла передал вам рахмет за халат и сказал,
что вместе с вашими детьми прибудет в аул через три дня.
Кульпаш, долго не думая, подошла к гонцу и раскрыла
его ладонь, положив туда четыре золотые монеты.
- Проходи, сынок, сейчас будем кушать.
- Рахмет, тате, от чая не откажусь, в горле пересохло.
- Что такое чай для такого джигита, как ты? Мясо надо
кушать, чтобы быть сильным.
- Согласен с вами, Алтынбай-ага.
- Кульпаш, как на дастархан накроешь, скажи караульному, чтобы позвал Алкена и Санжара и аксакала Секыра.
Пора уже определиться с тоем и отправлять гонцов по аулам. 
86
- Хорошо, Алтынбай, передам, чтобы позвал. Ну, сынок,
присаживайся, нам есть о чем поговорить.
- Отец, звал?
- Да, Алкен, проходи. А где Санжар?
- Он вроде как лошадь сегодня хотел резать, может быть,
из-за этого задерживается.
- Может. Мне он не говорил, что хотел лошадь резать.
Ну ладно, как освободится, все равно придет. А аксакала
Секыра не видел?
- Нет. Думаю, что скоро подойдет, он ведь не любит,
чтобы его ждали.
- Хорошо, присаживайся, сынок, нам есть о чем поговорить.
- Слушаю вас, отец.
- Приезжал гонец от муллы Тогжана, там ведь сейчас и
Сакен.
- Да, да, помню. Что говорит гонец?
- Через три дня они все прибудут домой вместе с муллой.
- О, это хорошая новость.
- Теперь дождемся Секыра и решим, когда будем проводить той.
- Мое мнение: сильно затягивать не стоит, пока погода
позволяет, надо проводить. Да и скотина скоро начнет худеть, трава начнет выгорать.
- Да, сынок, верно говоришь, смысла нет откладывать на
потом - чем раньше проведем, тем раньше начнем подготовку к зиме.
- Да, отец, надо будет скоро откочевывать отсюда на
прежнее место, в Кысуй. Там уже скирдуют сено и возводят
загоны, останется только откочевать и кибитки подлатать.
В шанырак тихим шагом вошел аксакал Секыр.
- Звал, Алтынбай? 
87
- Да, Секыр, тебя ждем, проходи, присаживайся поудобней. Сегодня днем приезжал гонец от муллы с известием, что через три дня они прибудут сюда. Сейчас мы с Алкеном решаем, когда провести той.
- Ну и что решили?
- Думаем, чем раньше проведем, тем будет лучше, ведь
скоро похолодает и уже не до тоя будет. Я предлагаю через
день после приезда Арстана провести той. И хочу услышать
ваше мнение.
- Успеем уложиться за четыре дня? Придется и ночью
тогда готовиться.
- Секыр, у меня все уже готово, осталось только начать
готовить и все.
- Я согласен с вами, отец.
- Ну если все готово, то и я не имею ничего против сразу
провести той.
На улице раздался шум и послышался чей-то голос. Алкен сразу же узнал голос. Весь испачканный в крови, в шанырак вошел Санжар, поприветствовав всех, сел рядом со
всеми.
- Я что-то пропустил?
- Да, сынок, через три дня приедет Арстан.
Сердце Санжара застучало быстрей, на лбу пробился
пот.
- Ого, так скоро?
- Да и через день после приезда будем той проводить.
Так что времени совсем мало осталось.
- Ну, хорошо, скоро, так скоро, - неуверенно произнес
Санжар.
- Алкен, твоя задача набрать в ауле гонцов, чтобы разъехались по аулам и всех созвали к нам через четыре дня.
- Будет выполнено, отец.
- Остальное позже скажу. 
88
- Секыр, ваша задача собрать всех аксакалов и молодых
джигитов и начать возводить юрты. Да, еще предупредите
тех, у кого будут останавливаться на ночлег гости, чтобы
они знали.
- Хорошо, Алтынбай, мы уже присмотрели, куда будем
белые возводить, а куда - серые.
- Хорошо, Санжар, твоя задача собрать джигитов и на
первый день заколоть скотину, затем соберите казаны для
варки мяса. В общем, обеспечьте еду на первый полный
день. И приготовьте побольше хвороста. Кульпаш, и тебе
есть одна маленькая задача.
- Какая?
- Нужно будет вкусно встретить Тогжана и детей. Все,
что тебе для этого понадобится, скажешь.
- Ну, если мои маленькие едут, то все будет очень вкусно.
Посмотрев на Кульпаш, Алтынбай покорно кивнул головой.
- Итак, есть еще вопросы? Может, кому-то что-то не понятно?
- У меня вопросов нет, - промолвил Секыр.
- У тебя, Алкен, есть вопросы?
- Нет, нет, мне все понятно.
- У меня, отец, тоже вопросов нет, но я хочу вас всех сегодня пригласить отведать мясо молодого жеребенка, - добавил Санжар.
- Хорошо, сынок, тогда всем до вечера.
После заката солнца возле юрты Санжара невозможно
было пройти, не почувствовав запаха свежего мяса. Догорали последние угольки костра, казан уже был опустошён. Ну
а в шаныраке все только начинало бурлить. Потихоньку собирались все приглашенные. Первым пришел Алкен, после
и остальные, ну а самым последним приехал пастух Айбас. 
89
К этому времени на небе уже сверкали звезды, луна отчетливо все освещала. Из приглашенных не было лишь аксакала Секыра. Его-то и не особо ждал Санжар. Главное, Алкен
пришел, ведь ему сегодня нужно будет правильно приподнести, что в этот раз с ним вместе поедет и пастух. «Хорошо, что и отец здесь, с ним нужно будет обговорить насчет
турнира. Ведь все надеются на меня, но я для всех приготовил маленький подарок. Ну и, конечно, хорошо, что здесь и
пастух, сразу все на месте решим после, как отца отправим».
- Внимание! Все послушайте меня. Я рад вас здесь сегодня видеть, уважаемые гости. Отец, конечно же, вас и тебя,
брат Алкен, и вас всех, - движением руки Санжар всех присутствующих выделил. - Я не просто вас всех здесь сегодня
собрал, остались считанные дни до тоя, поэтому я решил
перед тоем вместе дружно посидеть и, конечно же, отведать
свежего жеребенка. Айбас, заносите мясо.
Соскочив с места, пастух организовал вокруг себя толпу
женщин и принялся раскладывать мясо на дастархан.
- Дайте мне нож, я сам нарежу мясо, - промолвил Алкен.
- Айбас, подай мне вон тот, он острей, - указав пальцем,
Алкен выбрал тот кинжал, которым в свое время грозился
Санжар перерезать Адеме горло. Кинжал был действительно острым, по мясу он скользил, не запинаясь, отрезая все
больше и больше кусков мяса от кости. После того как мясо
было нарезано на дастархане и сурпа разлита, у каждого на
очереди были баурсаки с шипящим кумысом. Перед тем как
начать трапезу, слово промолвил бай Алтынбай. Встав с
места, бай промолвил:
- Я рад, что мой сын Санжар организовал такую встречу.
Сынок, ты у меня молодец, я горжусь тобой и твоими
братьями. И хочу всех поздравить с грядущим тоем.
Народ радостно зашумел, бай напоследок прокричал: 
90
- Сегодня пробуем этого молодого жеребенка. За вас
всех!
Шанырак загудел и затрещал, косточки без мяса полетели в собачью посуду. Насытившись, гости Санжара затихли.
Лишь некоторые начали разговаривать друг с другом, каждый о своем. Прошло еще некоторое время, и в юрте хозяина уже практически никого не осталось, только родные и
пастух.
- А ты, Айбас, почему не идешь спать? Тебе же завтра
рано вставать.
- Отец, это я его попросил остаться, он поможет мне
прибраться здесь.
- А, правильно ты поступаешь, а я об этом даже не подумал. Давай, говори, ты
91
 - Я скажу тебе, сынок, он очень огромный и очень толстый. Его преимущество перед другими в том, что он быстро потеет, поэтому его невозможно схватить, в общем, стает, как баурсак. Ну а за счёт веса его невозможно бросить.
Сам он хоть и толстый, но бросает хорошо. Его минус в
том, что он быстро устает. Я много раз его видел, но скажу
одно, он по сравнению с медведем, которого ты завалил,
перышко, так что, сынок, не переживай, ты его поборешь.
Ты сильней, мы все это знаем.
«Ага, сильней, если бы…» - подумал про себя Санжар.
Но было неправильно показать свой страх перед всеми, и
Санжар это прекрасно понимал.
- Да, отец, мне бы его собственными глазами увидеть, я
б решил, как мне его побороть. Наверно, он не один такой
сильный приедет к нам?
- Да, сынок, еще отозвались Кокеш со своим братом
Жолбарысом на участие в турнире. Услышав имя Кокеш, у
Алкена мурашки пробежали по телу, как же он ужасался
этого имени. И не сильно любил слышать его в обществе.
Воспользовавшись моментом, Санжар начал подкалывать
брата.
- Алкен, давай тоже принимай участие в турнире, я поборю Жолбарыса, а ты Кокеша, - с ехидством звучали слова
Санжара.
- А что, сынок, может попробуешь? Сакен младше тебя,
и то изъявляет желание на участие.
- Да куда там, мы с Санжаром вместе не сможем побороть даже Жолбарыса, не говоря о Кокеше.
- Да я их обоих поборю, ты недооцениваешь мои силы,
Алкен.
- На силы твои, брат, мы посмотрим на турнире. Отец, а
не опасно, если Сакен встретится с Жолбарысом или Кудыком? 
92
- Конечно, опасно, они огромные, но мы ведь рядом будем за всем следить, если что, не пустим Сакена на схватку
с ними.
- Так что, Алкен, будешь участвовать? - снова переспросил Санжар.
- Не, я не готов, я даже проскакать не смогу до конца, не
говоря о стрельбе с борьбой.
- И не надо, сынок, ты будешь мне помогать. Ладно, я
пошел, а вы если хотите, еще посидите.
- Отец, я с вами.
- Нет, Алкен, останься, я хотел бы с тобой поговорить.
Айбас, а ты пока проводи отца и затем сюда вернись, поможешь мне.
- Хорошо, Санжар. Разрешите, агай, вас проводить?
- Пошли, вдвоем веселей. Ты, Айбас, хороший, всегда
рядом, когда надо, никогда не подставляешь и ведешь себя
достойно, ни перед кем не прогибаясь, я эти качества в тебе
ценю и не оставлю это незамеченным, после тоя я тебя поощрю.
Не успел Айбас, промолвить и слова, как его перебил
Санжар:
- Ладно, отец, спокойной ночи, маму поцелуйте на ночь
от нас.
- И вам спокойной ночи, дети мои.
- Алкен, я тебя не просто так попросил остаться, у меня
есть к тебе серьезный разговор.
- Я внимательно слушаю тебя, говори.
- Я по поводу твоих отношений с Айжан. Дело в том, что
я начинаю переживать за тебя.
- Почему? Что-то случилось? Неужели Кокеш что-то узнал?
- Нет, нет, ты один ночью к ней ездишь, это ведь опасно.
- Почему-то раньше ты мне об этом не говорил. Да,
знаю, просто ты ведь теперь после тоя поедешь? 
93
- Да, сразу, на следующий день после тоя.
- Сейчас в наших краях будет много гостей. Поэтому,
брат, все очень серьезно. Извини меня, но я все рассказал о
твоих отношениях с Айжан пастуху Айбасу.
- Что? Зачем? Кто тебя об этом просил? Теперь все об
этом узнают.
- Не бойся, он надежный, ему можно верить.
- Хорошо верить можно, но для чего ты ему все рассказал?
- Так надо. Ты мне еще спасибо скажешь, вот увидишь.
В общем, после тоя он с тобой поедет.
- Кто тебя об этом просил? Он не нужен мне в дороге, я
сам привык ездить.
- Алкен, я уже предупредил его, он уже готов ехать с тобой.
- Ну хорошо, пусть едет, но если кто-то что-то узнает, я
лично его накажу.
- Хорошо, брат, так уж и быть.
В шанырак вошел Айбас и увидел два хмурых лица, решил, что не вовремя зашел. Но Санжар его вернул обратно,
дав понять, что все рассказал Алкену. И там же сказал пастуху, когда они поедут в аул Шотты. Узнав день выезда к
Айжан, пастух победно выдохнул. Ведь только что он узнал
новость, которая ему так нужна, как глоток воды в пустыне.
С наступлением утра Арстан осмотрелся по сторонам и
не заметил никого рядом. «Интересно, где Сакен с раннего
утра гуляет, на него это не похоже. Ну ладно, пусть гуляет,
все равно не всегда бывает в гостях. Да и скоро всё равно
домой поедем». Только положил голову на подушку, как
заметил, как в шанырак зашла Адема, держа в руках пиалу с
отваром. Аромат сразу дал о себе знать, пробивая нос до
костей.
- Доброе утро, Арстан. Вижу, ты уже проснулся, - с
улыбкой поприветствовала девушка джигита. 
94
- Надеюсь, не я тебя разбудила?
Посмотрев на Адему, Арстан еще раз убедился, что никому так не будет нужен, как Адеме. И еще сделал один маленький вывод для себя, что очень сильно любит эту совсем
еще юную девушку.
- Нет, нет, я сам проснулся и заметил, что оказывается я
один так долго сплю, а где все? Где Сакен?
- А Сакен с Айлой гуляют, они вроде пошли на табун
посмотреть.
- Лошади - это слабость Сакена, он сильно их любит так,
что я не удивлен, что они пошли смотреть на здешний табун.
- Да, да, я тоже так считаю, пусть гуляют, пока время
есть, скоро всё равно уедем отсюда. Кстати, было бы неплохо, если они были вместе.
- Я, между прочим, тоже так подумал. У нас оказывается
еще и мысли одинаковые, я не знал. Тогжан-ага и Ултуган
тате где? Еще отдыхают?
- Нет, они рано утром уехали в лес за ягодами.
- Что за ягоды?
- Не знаю, не сказали. Тогжан-ага сказал, что эта ягода
только сейчас есть и скоро она опадет.
- Надо было меня разбудить, я бы тоже с ними поехал.
- Тебя всё равно не взяли бы. На, лучше попей отвар.
- Может быть, и не взяли, а может, и взяли. Ну ладно,
значит, так надо. Спасибо большое, Адемочка. Что бы я делал без тебя?
«Что бы я делала без тебя», - подумала про себя Адема.
Посмотрев друг на друга, двое влюбленных застыли, пронзая друг друга взглядом. Затем Адема села рядом с Арстаном, начала его поить лечебным отваром.
- А ты, Сакен, очень даже интересный, если честно, первый раз увидев тебя, мне показалось, что ты выскочка. 
95
- Интересно, почему тебе так показалось, я ведь вел себя
достойно, как принято обычному джигиту.
- Не знаю, было в тебе что-то такое, но оказалось, все
наоборот.
- Я рад, что у тебя изменилось мнение обо мне, ведь я
вовсе не выскочка.
- Да ладно, забудь. А что за турнир будет на тое?
- О, этот турнир очень серьезный, слабым там не место.
- А ты будешь принимать в нем участие?
- Не знаю, если отец разрешит, то да.
- А если не разрешит, это будет означать, что ты слабак?
- Скорей всего нет. Просто отец сильно за меня переживает, поэтому не хочет, чтобы я участвовал.
- А какие на этом турнире будут состязания?
- Сначала байга, три больших круга вокруг нашего аула.
- Аул у вас большой?
- Не маленький, это точно.
- Так значит первое состязание байга? А дальше какое
состязание?
 - Дальше серьезней - борьба будет. Жребий будут тянуть, кто с кем будет бороться.
- А ты к борьбе готов?
- Я бороться умею, причем неплохо, но мне сил не хватает порой, чтобы бросить через себя на жамбас. А так и
меня нелегко бросить. Мы с Арстаном раньше часто боролись.
- Хорошо. А еще какие-нибудь будут состязания? Или
это все?
- Нет, есть еще одно - стрельба из лука в мишень.
- О, стрельба. А я стреляю метко, а ты?
- Я тоже, но не очень сильно люблю. Чтобы хорошо
стрелять, нужен хороший лук, а у меня луки быстро ломаются. Последний лук мне подарил Арстан. Он у меня еще
целый, правда, дома остался. 
96
- А девушкам участвовать можно?
- Нет, девушек во время байги не пропустят. Я уверен,
там будут очень сильно толкать друг друга, чтобы меньше
кто участвовал в борьбе. Да и вообще, чтобы не каждый
доехал до конца. Так что девушкам принимать участие нежелательно.
- А я бы с удовольствием приняла участие.
- Ха, ха, ты не представляешь, как я хочу участвовать.
- А давай вместе выступим, закрыв лица, чтоб нас никто
не узнал.
- Нет, ты что, все догадаются, да и если тебя скинут с
лошади или на борьбе сильно бросят.
- А тебе что, жалко стало меня?
- Нууу, ты же девушка, и ты очень красивая.
- Что, что, ты сказал?
- Красивый аул у вас и табун тоже.
- Нет, ты не это сказал.
- Что я сказал уже прошло, а сейчас я тебе говорю про
табун.
Впереди виднелся огромный табун, в котором было много кобыл с жеребятами. Это так заманило Сакена, что он
любовался ими с открытым ртом. Зато Айла все не могла
снова услышать слова Сакена по отношению к ней.
- Сакен, не прикидывайся, ты сказал, что я красивая, я не
глухая.
- Может, и сказал. А что, разве это не так?
- Может, и так, но ты уже опоздал, я засватана за Жабыра.
- А кто такой этот Жабыр?
- Это самый сильный джигит нашего аула, но, если честно сказать, ты мне больше нравишься, чем он.
- Мне хотелось бы взглянуть на этого Жабура.
- Не Жабура, а Жабыра.
- Да какая разница, главное, ты меня поняла. 
97
- Слушай, Сакен, сегодня вечером все наши молодые собираются за аулом, там и будет Жабыр, если хочешь, приходи туда, на качелях будем качаться и песни петь, в общем, до утра гулять будем. Правда, я не смогу долго гулять
с тобой.
- Почему?
- Если Жабыр меня увидит с тобой, у нас будут проблемы.
- А если я его вызову на борьбу? Или на байгу?
- Он тебя убьет.
- А если нет?
- Он очень крупный.
- Ты не против, чтобы я поговорил с ним один на один?
- Эх, Сакен, мне будет тебя жалко.
- Договорились, да?
- Хорошо, тогда вечером вместе гуляем?
- Давай, я не против.
«Ну Жабыр, держись, вечером увидимся. А если у меня
не получится его одолеть, опозорюсь перед всеми. Нет я
смогу, долой плохие мысли». Натянув на лицо улыбку, Сакен пытался спрятать переживания, которые вспыхнули в
нем после разговора с Айлой по поводу предстоящего вечера.
День также быстро пролетел, как и ночь, близился вечер.
Сакен весь день думал как себя повести при встрече с Жабыром. В это время к юрте муллы подъехал молодой всадник, вызвав Айлу, передал ей слова от Жабыра. И так же
незаметно для всех удалился, растворяясь на глазах.
- Зачем он сюда приезжал, Айла?
- Он передал слова от Жабыра.
- И что говорит Жабыр?
- Что, если мы сегодня приедем вместе, то тебе не сдобровать, за одно и мне. 
98
- Интересно, откуда он узнал про меня и вообще, что мы
сегодня вместе туда пойдем?
- Я сказала своей подруге про тебя, видимо, она и проболтала всем, - улыбнувшись, промолвила Айла.
- И когда ты успеваешь всех видеть. Ладно, назад дороги
нет. Сначала попробую все Жабуру объяснить.
- Да он тебя даже слушать не станет.
- Это мы еще посмотрим. Седлай коня, поехали, там уже
все начинается.
- Может, никуда не поедем, а останемся дома?
- Нет, если не поедем, значит я трус. А я не трус и Жабур
об этом узнает.
- Не Жабур, а Жабыр.
- Да какая разница. Ты иди седлай коня, а я пойду Арстана предупрежу, что мы сегодня поздно приедем.
- Хорошо аташки еще нету, так что Арстан за старшего.
Ну все, я пошла.
Посмотрев, как Айла уходит за конем, Сакен отошел в
сторону, прихватив с собой большое полено. «Ну что, Жабур, вот мы с тобой и встретились». Мысленно представляя
полено в образе Жабыра, резко схватившись, Сакен перебросил через себя это полено, затем, снова схватившись,
перебросил через себя точно так же.
- Примерно так я разберусь с тобой, Жабур, - проговорил
про себя Сакен.
- Может, не стоило ехать? Давай развернем коня и уедем
обратно. Лучше возле дома сами попоем, да и качели сами
сделаем.
- Нет, Айла, решение принято. Я от своих слов не откажусь.
Доскакав до места, где все уже были в сборе, Сакен
только тогда понял, куда попал. А попал он в массовый
сбор народа, где уже вовсю шли пляски, девушки толпой
бегали, стреляя глазами на джигитов. А джигиты, в свою
99
очередь, демонстрировали свою силу девушкам. Сакену все
время казалось, что за ним наблюдает Жабыр, и во всех
джигитах он видел его.
- Айла, как увидишь Жабура, скажешь мне.
- Хорошо, скажу, ты уже который раз мне об этом повторяешь.
- Да, что много раз? Извини, не заметил. Слушай, а у вас
здесь могут толпой налететь?
- Да, еще могут палкой побить, так уже били парней из
соседнего аула.
- Что ж ты раньше не сказала?
- А ты и не спрашивал раньше.
- Ну ладно, забыли, будем считать, что толпой не бьют -
мне так легче.
- Вон, вон Жабыр.
- Где?
- Да вон высокий, возле которого все собрались.
Жабыр действительно был не маленький, примерно на
голову выше Сакена и немного шире. Увидев Айлу с незнакомым парнем, о котором он уже наслышан, Жабыр еще
больше разозлился. «Значит, хватило всё-таки духу приехать сюда. Тогда посмотрим, на что ты способен, глупец».
Жабыр вышел из косяка молодых парней и направился в
сторону Сакена и Айлы.
- Слушай сюда, Айла, этот Жабур сюда идет.
- Да вижу, не слепая.
- План такой: раньше меня не говоришь, только после
меня, хорошо?
- Ладно, только ты не молчи.
Жабыр все ближе приближался, и вот остался всего
лишь шаг, но Жабыр не остановился, а лишь плечом сбил
Сакена и прошел дальше как ни в чем не бывало. Сакена это
взбесило. 
100
- Ах ты, кошкар, бодаться решил, - вслед промолвил Сакен тихим голосом.
Айла тяжело вдохнула и легче выдохнула набранный
воздух.
- Ты напугалась?
- Да, мне стало страшно за тебя, он тебя ведь сильно
сбил.
- Да нет, просто плотно плечом приложился.
Не успев договорить слово Сакен, как вдруг один из
джигитов подбежал сзади и схватил Айлу за косу и потащил
за собой. Увидев такую наглость, Сакен кинулся выручать
Айлу, но вдруг ему поставил подножку Жабыр.
Зная план Жабыра, всадник, приезжавший днем к Айле,
снова ускакал предупредить муллу о предстоящей беде. Но
хозяина юрты он не встретил, а лишь молодого джигита,
которого видит первый раз, но не смотря на это всадник все
рассказал Арстану.
Сакен упал на живот, сбив дыхание. Посмотрев по сторонам, он увидел смеющиеся лица: все смеялись над ним и
Айлой. Все это дало ему сил и прибавило храбрости. Долго
не думая, Сакен соскочил, встав лицом к Жабыру.
- Ах ты, Жабур, - с гневом на лице произнес Сакен.
- Что ты сказал? - недовольно ответил Жабыр. - Какой я
тебе Жабур, я Жабыр. Запомни это имя!
- Мне неважно, как тебя звать, - говоря Жабыру, Сакен
взглядом посмотрел на Айлу, ее держал тот джигит, который ее схватил, не давая подбежать к Сакену. Это немного
его успокоило, хотя бы пусть лучше за руки держит, чем за
косу. Посмотрев в другую сторону, Сакен заметил палку у
одного джигита. «Неужели меня собрались толпой побить.
Ну ничего, мне бы Жабура проучить, а дальше делайте что
хотите» - мысли кипели у Сакена.
- Жабур, давай выясним наши отношения сами. Пойдем,
отойдем. 
101
- Еще раз тебе говорю, я Жабыр, запомни, больше ты
этого не услышишь.
Схватив Сакена за рубашку, Жабыр хотел его бросить
через себя, разворачиваясь тазом, подбивая Сакена вперед.
Но Сакен понял сразу замысел драчуна и без особых сложностей приподнял сам Жабыра и бросил на землю головой.
Резкий крик, Жабыр застонал, но долго не отлеживался,
сразу соскочив, замахнулся кулаком в лицо Сакену. Но и
это Сакен предвидел, заранее наклонившись чуть в сторону
от удара. Сакен сразу поймал руку и бросил через себя снова головой о землю. На этот раз Жабыр дольше вставал, а
когда встал, то лицо его было уже грязным и виднелись на
глазах капли слез. Только Жабыр пошевелился, уже не бить
и не пытаться бросить, а просто что-то сказать, как Сакен,
долго не думая, сам схватил Жабыра и бросил снова на землю головой. На этот раз Жабыр уже не в состоянии был
встать. Толпа зашумела. Айла вырвалась из рук незнакомца
подбежав к Сакену, как вдруг двое достали палки и медленными шагами направились к нему. Сакен понял, что толпа
против него, оставалось только принять удары, из которых
два или три будут болючими, а остальные уже неощутимыми. Но вдруг откуда ни возьмись в толпу въехал Арстан на
Сункаре, а позади него далеко скакал еще один всадник.
Арстан сразу спрыгнул с коня и двоих с палками поочередно бросил головой в землю точно таким же приемом, как
Сакен Жабыра. Из толпы выбежал еще один джигит в три
раза здоровей Арстана. Но его это не смутило, без особого
труда Арстан и его перебросил через себя головой о землю.
Толпа молодых джигитов в ужасе разбежалась по сторонам,
остались только девушки. Сакен с усмешкой промолвил:
«Гулянка продолжается дальше, но только без нас, поехали,
Айла, домой». Джигиты, которые разбежались, когда снова
собрались, вспомнили про братьев-батыров, которые убили
медведя. 
102
Прошло несколько дней после того, как братья проучили
здешних джигитов. Пришел день выезда Арстана и остальных во главе с муллой Тогжаном.
- Седлайте лошадей. Адема, проверь все, чтобы ничего
не забыли.
- Хорошо, Тогжан-ага, я все проверю.
- Дорога будет долгой и очень изнуряющей, так что надо
будет взять побольше воды.
- Сакен, а сколько ехать в дороге придется?
- Думаю, к обеду будем на месте.
- Айла, ты не поедешь, ты с апашкой останешься дома.
- Аташка, пожалуйста, возьмите меня с собой.
- А кто тогда останется апашке помогать? Думаешь, она
сама со всем справится?
- Давайте кого-нибудь попросим, чтобы в наше отсутствие помогли присмотреть за всем.
- Ну, хорошо, сходи разбуди кого-нибудь из соседей,
может, кто согласится.
Мулла знал что говорит. Если Айла пойдет просить, никто не пойдет, ведь слух пролетел быстро по всему аулу, как
братья разогнали всех здешних джигитов и причиной всему
этому была именно Айла. Нужно было идти и самому просить, тогда никто не откажет, но это в его планы не входило.
Айла так сильно просила, плюс к ней присоединился и Сакен. Терпение муллы не выдержало, пришлось идти самому
и просить соседа помочь Ултуган присмотреть за хозяйством. Ултуган тоже отпустила внучку с одним условием, что
она обратно вернется с аташкой. На что получила убедительный ответ, что приедет тогда, когда скажет аташка. Собравшись в дорогу, путники запаслись водой и продовольствием. Сев по коням, поскакали навстречу рассвету.
Солнце достигло своего зенита. Облака плыли волнами
по небу. Легкий ветерок охлаждал тела всадников. Жара в
этот день была беспощадной, все искали укрытия и спасе-
103
ние от лучей солнца. У всадников в дороге закончилась вода, в горле пересохло. Айла все время спрашивала, скоро ли
приедем. Пройдет еще немного время, как она снова спрашивает, скоро ли приедем только уже у другого из спутников. Наконец солнце спряталось за облаками и не так стало
обжигать. Сакен вдалеке увидел до боли знакомый аул Акбас.
- Вот, вот наш аул, - с радостью закричал Сакен. - Айла,
видишь, это и есть мой аул Акбас, мы уже приехали.
Айла, запищав от радости, не поверила своим глазам и
словам Сакена.
- Неужели доехали?
Можно было подумать, что она больше всех радовалась
приезду в аул. Увидев Акбас, у Арстана сердце начало чаще
биться и дыхание стало неравномерным. А Адема все хотела увидеть своих родителей, которых уже не видела столько
времени, что даже слезы выступали на глазах. Мулла вел
себя как ни в чем не бывало, ему казалось, что он едет в
свой родной аул. Наконец всадники въехали в аул. Люди
повыбегали из своих юрт, встречая гостей громкими криками. Некоторые не сразу узнали Арстана. Некоторые и вовсе
думали, что ему не избежать смерти. А он едет перед ними
верхом на своем коне как ни в чем не бывало. А рядом с
ним красивая и вполне повзрослевшая девушка. Ее тоже не
все сразу узнали, так как она действительно немного изменилась: переживания дали о себе знать и все те ночи без
сна. Зато все отчетливо узнали муллу, того самого, который
в свое время поставил на место выскочку Санжара и спас
Адему от неминуемой смерти. И еще народ узнал Сакена,
так как он все время был на глазах. А вот девушку не узнали, некоторые начали поговаривать, что это будущая невестка. Так жители Акбаса встретили гостей. 
104
- Едут, едут, Алтынбай, дети едут! - увидев детей, ехавших по аулу, Кульпаш не выдержала и выбежала им навстречу. Вскоре из юрты выскочил и сам Алтынбай. К приезду детей они были готовы и специально для них закололи
большого жеребца и двух баранов. Три казана на улице уже
во всю закипали. Возле юрты Алтынбая собрались все аульчане, у всех на то были разные причины. Кто-то посмотреть
на Арстана с Адемой, кто на муллу, ведь его слава тоже была известной. А некоторые в расчете, что им может чтонибудь перепасть из мяса. Также собрались все аксакалы.
Узнав о приезде дочери, с сенокоса прибыл и Ерсаин. Он
тоже встречал молодых возле юрты вместе с женой Зауреш.
Подъехав к юрте и не успев слезть с лошадей, путников
начали обкидывать шашу. В сторону Тогжана полетели драгоценности. А на Адему, как она слезла с коня, Кульпаш
сразу надела белый платок на голову. Алтынбай сначала
приветствовал муллу, горячо обнимая, пригласил его в шанырак. Не успел слезть и Арстан, ему помогли это сделать
аульные джигиты - друзья детства, те, кто знал его практически с пеленок. А Сакену не позволили слезть до тех пор,
пока не представит юную девушку, ехавшую рядом с ним.
Но все быстро встало на свои места, так как оказалось, что
это внучка муллы Тогжана. Ее даже горячей встретили, чем
Сакена. Арстана на руках затащили в шанырак. Алкен и
Санжар, прихватив ковер, свалили Арстана туда и начали
его подбрасывать к основанию шанырака. После и Адему
таким же образом начали подбрасывать. В ауле началось
пиршество. В каждом дворе в этот день закололи по одной
овце и начали приглашать гостей к себе. Не выдержав такого счастья, Алтынбай прилюдно расплакался детскими слезами. Наконец сын приехал, сам, без чьей-либо помощи.
Взяв в руки бокал вина, Алтынбай попросил внимания к себе. Все замерли в тишине, слушая бая. 
105
- Дорогие мои, сегодня у меня счастье, сегодня к нам
приехал Арстан. Мы долго тебя ждали, сынок, и вот ты с
нами, нет предела радости моей. Теперь я буду пить три дня
и три ночи. Завтра в честь твоего выздоровления начнут
приезжать к нам гости. Если вы еще не заметили, то по левой стороне от вас находится почти новый аул, возведенный
специально для гостей.
Действительно, можно было подумать, что это совсем
новый аул - не простой, а богачей. Юрты были до того белые, что лучи солнца зеркально от них отражались. Также
рядом стояли и серые, они тоже были весьма не просты.
Были они отделаны богатыми узорами из серебристой ткани, и их было чуть больше, чем белых. Вокруг них бегали
маленькие дети, гоняя друг друга палочками.
Больше Алтынбай ничего не смог сказать, так как эмоции выходили наружу и слова начали путаться на языке.
Подняв бокал, бай прокричал: «До дна, за тебя, сынок!» И
все, у кого были бокалы, опустошили их до капелек, переворачивая, после показывая всем, что там больше ничего
нету. После бая еще много чего говорили, но самым запоминающимися были слова муллы.
- Сегодня к вам приехал ваш истинный батыр, сегодня
приехал ваш сын. За время нахождения на лечении у меня,
он стал и мне как сын, - голос муллы начал дрожать, будто
комок в горле застрял, эмоции захлестнули и его, собравшись с мыслями он продолжил. - Мои вам слова: мои дорогие, цените друг друга и любите друг друга, - с такими словами ушел в сторону Тогжан, вытирая глаза.
Весь вечер в ауле горели костры, народ начал петь песни
и водить хоровод. Для Арстана и Адемы специально поставили отдельную юрту, она считалась самой большой по
сравнению с другими. Ночь в Акбасе была незабываема, все
гуляли до утра. 
106
Пока все гуляли, плясали и пили, Санжар снова призвал
к себе пастуха.
- Айбас, пришел наш час. Приехал к нам Тогжан, нужно
действовать. Если не в этот раз, то уже никогда не сможем.
- Да, я знаю, Санжар. Когда именно предлагаешь?
- Нужно выбрать подходящий момент, в общем, когда
все сядут за стол. Завтра ты внесёшь кумыс мулле, в который уже подольешь яд. Мулла не должен увидеть той, если
завтра упустишь момент, то уже тебя к нему не подпустят.
- Да, да, я и сам об этом знаю. Завтра начнут приезжать
гости, и все внимание рассеется, нужно этим воспользоваться. Айбас знал и прекрасно понимал, что страшный грех
берет на душу, но уже обратной дороги назад не было. Он
стоял между двумя огнями - ведьмой и Санжаром. Единственное, что он мог, так это разбавить дозу яда, что он и сделал. «Пусть решает Аллах, забрать его к себе или нет. Свою
задачу я выполню и еще останется одна, пожалуй, ничем не
легче, чем эта, - предать семью Сабитовых, рассказав Кокешу про Алкена и Айжан», - с такими мыслями Айбас тяжело посмотрел на Санжара. Выйдя из юрты Санжара, Айбасу не захотелось жить, он не хотел делать всего того, что
ему предстояло выполнить.
На следующий день аул Акбас принялся готовиться к
встрече гостей. Аксакал Секыр выполнил свою задачу, выбрав удобное местоположение, возвел те самые юрты, которыми хвастал бай сыну. Алкен тоже выполнил свою задачу:
гонцы предупредили всех тех, кого нужно было. Санжар
тоже почти выполнил: пять лошадей и двадцать овец уже
для начала варились в казанах. Также большие бидоны кумыса были припасены и находились в тени. Женщины накатывали бесбармак, а другие месили тесто для баурсаков.
Сплочённый дух царил в Акбасе. 
107
- Алкен, сынок, возьми парочку джигитов и еще раз проверь площадку для байги, чтоб ничего лишнего на дороге не
лежало.
- Хорошо, отец. Байга завтра начнется?
- Да. Все, можешь идти, по дороге пригласи ко мне Сакена и если Арстан освободился, его тоже.
- Хорошо, отец.
Выйдя из шанырака отца, Алкен заметил, как пастух
Айбас привел жеребца, показывая Санжару. Подумав про
себя, Алкен не мог понять, неужели Санжар поведется и сядет завтра на этого жеребца. Ведь будучи ребенком, Алкен
катался на этом жеребце, тогда этому коню не было равных,
но это было очень давно. Прозвище у этого жеребца было
Кун. Он был белой масти, но со временем выгорел и больше
походил на серого. Алкен прекрасно понимал, что этому
жеребцу не видать финиша в ближайшей двадцатке. Не выдержав, он подошел к собеседникам, чтобы дать брату совет.
- Айбас, скажи мне, зачем ты подсовываешь этого старого жеребца? Санжар, тебе ведь не видать победы на байге с
этим конем.
Не зная, что ответить, Айбас отвел глаза, а Санжар не
растерялся:
- Я верю в Куна и верю в себя, я задумал одну очень хорошую стратегию, которой сейчас придерживаюсь. Мы
оторвемся от всех сразу, ведь лучше Куна на ближнюю дистанцию нет.
- Ну, хорошо, вы вырветесь, а дальше? Вас на втором
круге уже догонят. И еще не забывай - это не просто байга,
здесь будут скидывать с лошади, если догонят, учитывай и
это.
- Да, - похлопав лошадь по шее, Санжар посмотрел на
брата, что означало, что Санжар не отступит от поставленной цели. 
108
- Ну ладно, тебе видней, тебе завтра на нем скакать, я
просто думал, что ты хочешь за табун лошадей побороться.
- Посмотрите, уже кто-то едет.
Вдали двигался мелкий караван, состоявший примерно
из двадцати человек. Батыров, которые приехали соревноваться, можно было сразу отличить от всех. Одеты они были в кожаные жилетки с узорами и застегивались серебряными пуговицами. На голове белые повязки, штаны также
были из кожи с узорами. Главное их отличие состояло в
том, что рядом к ним были привязаны другие лошади. Это
были те лошади, на которых джигиты собирались принимать участие в байге. Среди этих джигитов многие узнали
того самого Кудыка. Ехал он посередине, что-то объясняя
другим своим напарникам. Алкен тоже узнал Кудыка, когда
они подъехали ближе.
- Вон, Санжар, главный претендент по борьбе приехал.
- Кто это?
- Это Кудык, тот, что посередине едет.
- Да, действительно, толстоват, такого не то, что кинуть,
его и с места не толкнешь.
- Ну, Санжар, теперь тебе есть о чем задуматься, как бросить на жамбас Кудыка.
- Смейся, смейся. Вот брошу и сам над тобой посмеюсь.
- Ладно, пойду их встречу.
- Хорошо, про Кокеша ничего не слышно?
Снова услышав это имя, у Алкена сердце застыло и язык
онемел.
- Да, скоро приедет, ему ведь тоже табун лошадей не
помешает.
Кудыка все знали и встретили как своего, с распахнутыми руками. Кудык-палуан очень известный в степи и очень
уважаемый на борцовском ковре. Соперником ему был
лишь Кокеш. Они почти всегда встречались, и схватки проходили с большим интересом для зрителя. Победа в тех
109
схватках по-разному была одержана обоими палуанами. И
на этот раз Кудык ожидал конкуренцию от Кокеша, которого еще не было в ауле.
- Отец, звали? - в низком поклоне вошел Сакен в шанырак Алтынбая, где уже сидели и пили чай гости.
- Да, сынок. Где ты раньше был? Я тебя с утра жду.
- Что-то случилось?
- Нет, просто хотел тебе сказать, что ты завтра участвуешь в турнире, так что ложись пораньше и готовь хорошего
коня, он тебе не помешает.
Не веря своим ушам, Сакен выбежал из шанырака, подпрыгивая вверх от радости. Эмоции переполняли его. Мир
показался таким чудесным и ярким, что голова закружилась. Сакен сразу же побежал к Айле и обо всем ей рассказал. До вечера почти все ожидаемые и приглашённые гости
уже были в сборе. Не было только Кокеша и его брата Жолбарыса.
Пока в ауле была неразбериха, в шаныраке у Алтынбая
собрались все почетные гости. Санжар привел Айбаса для
того, чтобы тот сделал порученное дело - отравить муллу.
Днем, когда все гости еще только приезжали, Айбас разбавил лепестки яда обычной травой, затем вскипятил и получил желаемый отвар. Яд получился очень слабым, но все
равно вполне опасным для здоровья. Полученный отвар
пастух разбавил молоком и все это перелил в маленький бутылек. Оставалось лишь подлить в кумыс, а там как повезет
мулле. Взболтнув бутылек, Айбас подлил яд Тогжану в пиалку. И взял еще пару, чтоб раздать и другим для отвода
глаз, чтоб никто не подумал на него после того, как яд даст
о себе знать.
Ничего не подозревая, Тогжан выпил кумыс и сразу почувствовал что-то неладное. В напитке был какой-то странный привкус. Но мулла не придал этому особого внимания. 
110
Вечером, когда веселье было в разгаре, Тогжану становилось хуже. Весь день с того момента, как он выпил напиток,
его подташнивало и слегка рвало. Постепенно рвота начала
выходить со сгустками крови. Никто не мог понять, что
происходит с муллой. Некоторые думали, что это Алтынбай
сам отравил Тогжана за то, что тот нагрубил ему и унизил
его сына. Другие думали иначе, что кто-то из гостей отравил, ведь не все его любили за его правду. Остальные ничего не думали, считали что пришел час муллы, и никто в
этом не виноват. Силы окончательно покинули муллу. Упав
на ковер, он начал искать свою внучку, зная что только она
в силах ему помочь.
Найдите мою внучку, пусть придет сюда, - бурчал Тогжан, еле выговаривая слова.
В это время Айла и Сакен настраивались на завтрашнюю
байгу, высматривая в табуне резвых рысаков.
- Сакен, там ищут Айлу - внучку Тогжана. Мне сказали,
чтобы я вам передал.
- Я Айла. Что-то случилось?
- Боюсь, что вашего аташку отравили, - отпустив вниз
глаза, произнес караульный.
- Не может быть, - со слезами побежала Айла в сторону
юрты Алтынбая.
Увидев скопление толпы, Айла и Сакен надеялись на
самое лучшее. Добежав, Айла увидела лежавшего в постели
аташку, который все время что-то бормотал себе под нос.
Не задумываясь, Айла села на колени и прижалась со слезами к любимому аташке. Увидев внучку, Тогжан шепнул ей
на ухо, чтобы она немедленно приготовила ему отвар с теми
самыми ягодами, которые он собрал в лесу. Сок этих ягод
был очень полезен против различного яда. Предчувствия
муллу не подвели, он так и думал, что либо его, либо Арстана снова попытаются отравить. Айла схватила сверток и
убежала прочь за юрту, попросив Сакена присмотреть за
111
аташкой. Вскоре прибежал и Арстан с Адемой, его тоже
предупредил караульный.
- Кто? Кто посмел это сделать? - ворвался в шанырак
разгневанный Арстан, увидев лежавшего муллу, слабого. От
увиденного батыр прослезился. Прижавшись к груди муллы, Арстан начал твердить вновь и вновь:
- У кого рука отважилась это сделать. Найду - собственноручно придушу.
Рядом сидела Адема, у нее капали слезы из глаз.
- Сакен, а где Айла?
- Она выбежала на улицу, чтобы приготовить отвар.
Не дожидаясь возвращения Айлы, Адема соскочила и
выбежала помочь приготовить лекарство. Выбегая из шанырака, Адема наткнулась на ведьму Таужан.
- Здравствуй, внученька. Куда собралась?
Адему в растерянности на время парализовало, она не
могла пошевелиться и что-либо сказать. Немного постояв,
Адема пришла в себя.
- Это вы, вы виноваты, это ваших рук дело.
Рассмеявшись в ответ, ведьма ответила:
- Меня даже за порог этого шанырака не пустят, а ты
думаешь, что это я. Ты не забыла про наш уговор? Скоро я
явлюсь к тебе за тем, что принадлежит мне, - рассмеявшись,
ведьма развернулась и исчезла так же, как и появилась.
Адема слова ведьмы близко к сердцу не приняла, а побежала дальше к Айле, которая уже остужала лекарственный отвар.
- Не переживай, Айла, Тогжан-ага выздоровеет.
- Я знаю, - рыдая, ответила Айла, - мы все сделаем для
того, чтобы он выжил. Если не будет аташки, зачем мне тогда жить? Без аташки мы не сможем с апашкой. Всё, отвар
остыл, пойдем со мной, Адема.
Девушки, не теряя ни секунды, снова помчались в шанырак к мулле. 
112
Напоив Тогжана лекарством, все замерли, и сам мулла
немного стих. Перед тем как выпить лекарство, Тогжана,
словно ножами, резало изнутри, кровь так и лилась с губ
муллы. Никто не мог на это смотреть равнодушно. Но теперь мулла стих, лекарство помогло, но не надолго.
 - Всё. Все расходимся, кому спать - идите спать, а гостей прошу остаться здесь. Арстан перенесите муллу Тогжана к себе. Я как всех уложу, к вам зайду, проведаю вас.
- Сакен, идем, помоги мне, хватайся за ноги. А вы, девчонки, бегите к нам и приготовьте место, куда положить
Тогжан-агая. Как все сделаете, приготовьте еще один лечебный отвар. Чуть позже еще раз напоим.
Народ постепенно разошелся. Санжар думал, что мулле
не отвертеться, так как он видел, как было очень плохо и
больно мулле. Не каждый выдержит такую боль, тем более
в таком возрасте. В это время Айбас один опустошил кувшин вина и лежал пьяный у себя в кибитке.
- Арстан, знаю, не к месту говорю, но у меня есть хорошая новость.
- Какая?
- Отец разрешил мне завтра участвовать в турнире.
- О, я рад за тебя, выходит, ты завтра участвуешь на байге?
- Да, я хотел бы у тебя кое-что попросить.
- Я слушаю тебя внимательно.
- Не мог бы ты мне одолжить на завтра Сункара.
- Без проблем, бери.
Обрадовавшись, Сакен чуть не уронил муллу, но вовремя перехватился.
- Смотри, Арстан, кто-то приехал.
- Интересно, кто же?
- Сейчас донесем Тогжан-агая, и я схожу, посмотрю ктоже эти загадочные гости.
- Хорошо уже почти донесли. 
113
Возле юрты Арстана уже загорелся маленький костерчик, на котором висел казан с водой.
Весь запыханный, в шанырак забежал Сакен.
- Знаешь, кто приехал только что?
- Нет. И кто же?
- Это Кокеш со своими джигитами.
- А кто такой этот Кокеш? Мне это имя ни о чем не говорит.
- А точно, ты его не знаешь, он к нам приезжал, когда ты
был болен. Очень сильный джигит, и брат у него есть, тоже
силен. Завтра они будут участвовать в байге.
- Не бойся, на Сункаре ты их обгонишь, можешь не сомневаться. Девчонки, вы ложитесь спать и ты, Сакен, ложись, тебе завтра рано вставать, а я еще посижу, присмотрю
за Тогжан-агаем.
- Нет, Арстан, я еще чуток посижу, затем пойду.
Айла и Адема, не успев лечь, сразу заснули - за целый
день сильно устали. Сакен тоже хотел спать, так же, как и
Арстан, но один вопрос все время не давал ему покоя.
- Арстан, можно один вопрос тебе задать?
- Задавай, я внимательно тебя слушаю.
- Правда, что Санжар сам прикончил медведя?
- Ты знаешь, Сакен, мне Адема рассказала, как повел себя Санжар, пока я лежал при смерти. Если честно, он даже
не доскакал до лохматого. Как только медведь кинулся в его
сторону, он сразу развернул коня и ускакал прочь. Но так
как все думают, что его зарезал Санжар, пусть так и будет,
мне эта слава ни к чему.
- Я так и думал, я догадывался, что Санжар не способен
сам заколоть медведя. Получается, ты сам его заколол без
чьей-либо помощи?
- Да, мне просто повезло, сам не знаю почему. Ведь это
был не обычный медведь. Ты видел его тело?
- Нет, а что? 
114
- Он в два раза больше обычного.
- Просто Санжар привез только голову, остальное они
закопали, сказали лишь, что тело зверя быстро портилось. В
общем, довезти не успели бы.
- Интересно, ничего этого не помню. Медведь поистине
был очень огромный, я первый раз такого видел.
- Этот батыр Кокеш, он тоже охотился на медведя, которого ты заколол. А охотился на него потому, что этот зверь
нападал на аулы по ночам и утаскивал скотину. И еще он
многих заразил этим вирусом, которым болел и ты. Все, кого он заражал, умирали, ты единственный, кто выжил.
- Ого, даже так. Спасибо Адеме. Ладно утром договорим, ложись, тебе завтра рано вставать и еще не забывай, у
тебя завтра байга.
- Спасибо за Сункара. Спокойной ночи.
- Пожалуйста. Тебе тоже приятных снов.
Так два брата разошлись: один лег спать, другой остался
караулить и присматривать за муллой.
ГЛАВА 3
Солнце не успело показаться на горизонте. И не успели
прокричать петухи, как по всему аулу уже бродили джигиты, готовя своих рысаков. Кто подкармливал, а кто просто
от волнения не мог спать. С первыми лучами солнца встал и
батыр Кокеш. Не умываясь и не позавтракав, батыр направился к баю, взяв с собою двух приближенных. Кокеша не
устраивало то, что его разместили в серую юрту. Ему нужна
была белая, так как серая была ниже его достоинства. Так
считал и Жолбарыс, и все те, кто с ними приехали. Подойдя
к юрте бая, Кокеш не стал дерзить и расправляться с караульными, а лишь попросил разбудить бая и предупредить,
что к нему пожаловал батыр Кокеш. 
115
Алтынбай сразу понял, что батыр не просто пришел,
что-то его беспокоит, может, встретили не как подобает или
еще что-то. Полусонный бай разрешил пропустить к себе
одного лишь батыра.
- Асалаумагалейкум, Алтынбай-ага. Как ваши дела?
- Да все хорошо, Кокеш. Как сам?
- Как видите. Я к вам по делу.
- Я слушаю тебя внимательно.
- Мне не нравится, что вы меня и моих джигитов разместили в серой юрте. Мы даже не все туда влезли. Половина
моих джигитов спали на улице.
- Я понял причину твоего возмущения, но ничем помочь
не могу. Все белые заняты аксакалами, теми, кому еще немного осталось коротать на этом свете. Для них я ставил
белые, а для таких, как ты, юных и могучих, мы поставили
серые. В общем, белых больше нет - придет твое время и
тебе поставят белую. Сказанные слова очень сильно разозлили батыра. Разговор шел не так, как планировал Кокеш.
- Значит, в белую не переселите?
- Если свободная была бы, тогда переселил бы, но ведь
нет свободных, так что не обижайся.
- Значит, для всех есть, а для меня нет, так это понимать?
- Понимай как хочешь. Я тебе все объяснил, или с собой
надо было привезти белую.
- Хорошо, бай, я тебя понял. Берегите своих джигитов -
на турнире пощады не будет.
Разгневанный Кокеш вылетел из шанырака бая и направился обратно в серую юрту. Почти бежали два джигита за
Кокешем, не могли догнать его. Кокеш влетел в свои покои.
Жолбарыс сразу понял, что брату и баю не удалось придти к
единому решению, судя по виду Кокеша.
- Жолбарыс, я тоже буду участвовать в турнире, хочу
проучить детей бая.
- Расскажи, брат, что тебе ответил бай? 
116
- Что нет свободных белых юрт, есть единственная - серая.
- Я согласен с тобой - детям бая будет несладко. Но позволь мне с ними разобраться, будем придерживаться плана.
- Я не могу, меня всего трясёт. Бай ответит за свои слова,- гневно пробурчал Кокеш.
- Вот увидишь, брат, я тебе обещаю, - добавил Жолбарыс.
Алтынбай тоже прекрасно понимал, что данный конфликт не закончится ничем хорошим, и что нужно ожидать
чего-то плохого от Кокеша. Ведь он такие дела не оставляет
бесследно. Вопрос состоял в том, как может отомстить батыр, на турнире либо еще как-нибудь, не дожидаясь окончания? Выгнать батыра бай не мог, так как многие могли бы
уехать следом, в знак уважения Кокеша. Пришлось усилить
караульных и больше уделять внимания братьям-батырам.
От большого количества лошадей на площадке перед
скачкой стоял дикий гул. Всадники начали постепенно
смыкаться друг к другу. Все с большим нетерпением ждали
начало байги, ведь байга - один из самых ожидаемых и зрелищных видов соревнований. Многие и сами хотели бы
принять участие в байге, но на арене собирались лучшие из
лучших. Наконец, все распределились по своим местам.
Санжару повезло, так как он, хозяин соревнований, попал в
начало забега. Но был и минус такому повороту дел, так как
рядом с ним стоял на забеге Кудык. Его не просто так поставили в начало забега - он во время скачки любит скидывать всадников с лошадей. Во время падения всадники получают сильные травмы и не могут дальше продолжать байгу. Ну а болельщиков это только заводит, кровь стынет в
жилах, видя, как всадник слетает с коня и летит лошади под
копыта. Этим и славился Кудык - беспощадностью и холодным расчетом. Кудык никогда не прискакивал к финишу
чемпионом, лошадь под ним выдерживала всю байгу от на-
117
чала до конца, но она была не гончая. В этот раз Санжару
довелось бок о бок скакать с Кудыком.
Сакену меньше повезло. Он скакал в конце забега, и еще
рядом с ним разместился Жолбарыс. Все время батыр пронизал взглядом спину юного джигита. Спасением Сакена
был Сункар, ведь этот чудо-конь не раз выводил Арстана на
финиш чемпионом. На этот раз и Сункару предстояла
сложная гонка, ведь вокруг были маститые кони из разных
уголков степи.
Айла и Адема внимательно смотрели за скачкой. Пока
мулла Тогжан находился в коме, к нему представили караульных, и в течение каждого часа Айла поила его лечебным
отваром.
Подняв рог вверх, Арстан протрубил, и все всадники
ринулись вперед, обгоняя друг друга. Кудык сразу поймал
двоих джигитов за шиворот, и сильным махом скинул их на
землю. Больше эти джигиты не залезли на своих рысаков.
Санжар, увидев, что его настигает Кудык, вынул свою
плеть, которую он специально приготовил для того, чтобы
сбивать преследователей. И вот его настигает сам Кудык -
гроза байги. Долго не думая, Санжар дал палуану к себе
приблизиться. Обернувшись назад, Санжар чуть не упал со
своего коня, увидев, как батыр Кудык почти поймал его за
шиворот. Отмахнувшись плеткой, Санжар попал Кудыку в
плечо, что никак не остановило преследователя, а наоборот,
только разозлило. Санжар понимал, если сейчас не отбиться
от преследователя, то уже больше не получится, потому что
он все равно его скинет с коня. Прикрыв глаза, Санжар
обернулся и снова хлестнул Кудыка плеткой, не смотря, куда попадёт. Услышав крик, Санжар понял, что попал кудато очень сильно. Кудык сразу же отстал, ведь Санжар попал
ему в глаз, который сразу покраснел и припух, но палуан не
слетел с коня, а лишь сбавил ход. 
118
Сакен скакал в золотой середине, Жолбарыс ни на шаг
не отставал от него. Как только была возможность, степной
барс сразу протягивал руку, чтобы поймать Сакена, но ему
это не удавалось. Незаметно всадники проскакали один из
трех больших кругов. Жолбарыс всё-таки настиг Сакена и
схватил его за плечо, оттягивая к себе. Но и Сакен оказался
не из простых наездников: отпустив уздечку, Сакен полностью развернулся к преследователю лицом к лицу. Схватив
за плечи, два палуана начали дергать друг друга из стороны
в сторону. В итоге Жолбарыс не смог скинуть Сакена и решил нанести удар кулаком в подбородок. Замахнувшись,
Жолбарыс готов был бить, но ему помешал другой всадник,
схватив его за шиворот, в надежде, что сможет его скинуть
с коня. Жолбарысу не удалось сбросить Сакена с коня, зато
Сакен успел напоследок ударить Жолбарыса в нос. Почуяв
кровь, Сункар начал прибавлять ход, обгоняя других всадников.
Всадник, схвативший Жолбарыса, чуть ли не скинул палуана с коня, но ему это не удалось, так как Жолбарыс сам
скинул его. Сбросив неприятеля, Жолбарыс уже не смог настигнуть Сакена.
Санжар выбился в лидеры после первого круга, но на
какой-то момент Кун начал сбавлять ход, с каждым разом
все медленней и медленней. Все, кто знал Куна и его возраст, понимали, что конь дальше не поскачет, а постепенно
перейдет на шаг, а может, и вовсе встанет на месте. Обернувшись назад, Санжар заметил, как Сакен на одном дыхании обскакал Кудыка и настигает его самого. Перед тем как
Сакен обогнал Санжара, его еще немало джигитов обогнали. И вот Санжар снова чувствовал холодное дыхание Кудыка, а с ним рядом взгляд Жолбарыса. Два врага были на
хвосте у Санжара, и он это прекрасно понимал. Кун больше
не мог дальше скакать. Впереди был финиш второго круга,
сил на третий уже не осталось. Санжар прекрасно понимал
119
свою участь. Но он так и планировал: быть в лидерах, а затем нечаянно упасть с коня, тем самым прекратить участие
в байге. Все шло по плану, но два батыра мешали всему.
Кудык всё-таки нагнал Санжара, но и его лошадь начала постепенно сбавлять бег. Санжар понимал, что сейчас его
коснется рука непобедимого Кудыка. Долго не думая, Санжар начал кричать:
- Я сам спрыгну, не тронь меня.
Но Кудыку было без разницы, сам он спрыгнет или нет,
ему хотелось отомстить за подлый удар в глаз. Почти нагнав неприятеля, Кудык заметил, как всадник специально
тормозит коня, чтобы спрыгнуть мягче. Размахнувшись,
Кудык ударил Санжара ладошкой по затылку, от чего тот с
криком и ужасом на лице полетел на землю и больше не
встал и не сел на коня. После падения Санжара Кун тоже
остановился и начал щипать травку рядом с хозяином.
Сакен настиг лидеров в начале третьего круга. У всех
кони начали сбавлять ход, а у Сакена наоборот Сункар начал прибавлять шаг, обгоняя всех на своем пути. Осталось
обогнать лишь одного и удержать преимущество до конца -
и первое место в байге у Сакена. Но это было не так уж и
легко сделать, так как конь у лидера был не из простых рысаков. Почти полкруга два лидера обгоняли друг друга по
очереди, во время погони, дергая друг друга за шиворот и
даже плеткой умудряясь бить по спине. Но, не смотря на
это, Сакену всё-таки больше повезло, и он обогнал своего
конкурента и сохранил лидерство за собой до конца всей
скачки. Сакен прискакал первым и выиграл первый этап
турнира - байгу. После он узнал, что обогнал самого Жаркена, легенды о котором плыли по степи. Многие думали,
что Жаркена не существует, и что народ сам придумал его.
Но вот всем было доказательством, что он не вымысел, и
его обогнал Сакен на Сункаре. 
120
- Ну, Сакен, ты молодец, такую байгу выиграл, - кричала
Айла.
Сакен и сам не мог поверить, что выиграл эту байгу с
таким отрывом. После скачки Жаркен лично подошёл и поздравил юного джигита, сказав напоследок пожелания победителю.
- Было время, я был чемпионом байги, и не было мне и
моему коню равных. Но сегодня произошло то, что не случалось в моей жизни раньше: меня обогнал джигит - хозяин
байги. Сегодня ты и твой конь - лучшие. Так будьте всегда
лучшими и пусть, если даже вас кто-то обгонит, будет достойным джигитом. Для меня было честью байговать с тобой, Сакен. Всего хорошего тебе и твоим близким, - сказав
напоследок, Жаркен снялся с соревнований полностью и
уехал дальше в степь.
Со словами поздравления к Сакену подошел и Арстан с
Адемой. После и отец поздравил, а к вечеру Сакена на ковре
подкидывали вверх, как чемпиона и непобедимого палуана.
Пока все праздновали окончание первого этапа турнира, а
точнее, байгу, в которой Сакен одержал победу и на шаг
оторвался от всех к заветному табуну лошадей, Санжар
снялся с турнира, ссылаясь на ушиб ноги. После байги многие джигиты снялись с турнира по разным причинам: у кого
травма, а кто и вовсе не видит смысла оспаривать ковер с
Кудыком или Жолбарысом. Эти два палуана прискакали в
двадцатке лучших. В общем, в байге принимало участие
больше ста участников.
 - Санжар, сынок, как твоя нога? Ты завтра сможешь бороться?
- Нет, отец, с такой ногой нет.
На вид казалось, что нога слегка поцарапана, но Санжар
из этой царапины делал целую катастрофу, что даже Алтынбай решил, что не стоит его выпускать на борьбу.
- Очень жаль, сынок, мы думали теперь ты выиграешь
борьбу и прославишь наш аул. 
121
- Да, отец, так и было бы, если бы ни эта травма.
- Отец, разреши мне участвовать вместо Санжара, - вмешался в разговор Арстан.
- Что? Мне не послышалось?
- Нет, отец, я действительно хочу принять участие в
борьбе.
- Но ты еще не до конца выздоровел, тебе еще нужен покой и отдых.
- Я смогу, я уже выздоровел.
- Там очень сильные борцы будут бороться, тебе не по
силам они пока что.
- Ну это на ковре увидим.
- Я знаю, сынок, что ты хорошо борешься, и поэтому
разрешу тебе бороться, но только с одним условием.
- С каким?
- Как только я скажу тебе, чтобы ты снялся со схватки,
то ты снимешься.
- Но почему?
- У меня, Арстан, сердце не железное. Так что, согласен?
- Я согласен, но и у меня есть условие. Если я выйду в
восьмерку лучших, не останавливай меня.
Алтынбай неуверенно посмотрел на всех и с большой
неохотой махнул рукой, имея в виду, что согласен. Но в
глубине души он был далеко не согласен.
Не успел огонек до конца в шаныраке догореть, как туда
ворвался гонец с новостью, что мулла Тогжан умер…
Всю ночь в Акбасе был траур. Многие аксакалы всю
ночь не спали. Вместе с ними не спала и Айла. Перед смертью мулла просил всех, кто сидел рядом, чтобы его похоронили на следующий день после смерти и чтобы ничего над
могилой не возводили. Не все из присутствующих думали,
что мулла умрет именно в этот день. Алтынбай хотел отменить борьбу и перенести на другой день, но это было не совсем выгодно многим, включая его самого. Многие гости
122
начали сразу выступать против того, чтобы борьбу переносили на другой день. Поэтому бай был вынужден дальше
проводить турнир, а после окончания борьбы, до заката, похоронить муллу.
Для борьбы возвели три больших ковра. На вид можно
было подумать, что они мягкие, но борец, брошенный на
жамбас, понимал, что особой разницы нет, что летишь на
ковер или на обычную землю - так и так было очень больно.
Среди разминающихся палуанов были Арстан и Сакен. Каждому из них предстояла борьба с очень сильными соперниками. Но они были не главными претендентами. Лучшие
борцы ожидали братьев дальше. Сакену первому предстояло выйти на ковер. Перед тем как выйти, Сакен увидел, как
безжалостно Жолбарыс забросал своего соперника на ковре.
Забросал так, что беднягу пришлось выносить на руках, сам
он не в состоянии был покинуть ковер. То, что произошло
на ковре, всех обеспокоило. Не всегда такое увидишь. Выходя на схватку, Сакена трясло, страх из пяток подкрадывался к сердцу, ведь он никогда раньше не видел своего соперника и не знал, на что он способен. Может, он еще сильней, чем даже Жолбарыс, а может, и самый слабый палуан
на этом турнире. Сакен хорошо знал одно, что на этом турнире слабых нет, все приехали рвать победу зубами. И вот
Сакен уже стоял на ковре. Перед его глазами маячил его соперник, вид у него был устрашающим: из-под борцовской
рубашки виднелись прожилки накаченных мышц, да и
взгляд у него был уверенным, в отличие от Сакена. Наконец
судья позволил двум палуанам пожать руки, поприветствовав друг друга. Болельщики замерли, всем стало интересно,
как сложится эта схватка, ведь соперники стоят друг друга.
Соперник сразу накинулся на Сакена, физически он был
сильней, но технически был не готов осуществить бросок.
Сакен это понял по ходу схватки. Со стороны Арстан подсказывал, как нужно вести схватку, этого и придерживался
Сакен. И вот два палуана схватили друг друга за рубашки. У
123
Сакена она была все растрепана, а у соперника ее уже практически не было - пояс развязался и уже просто лежал в
стороне. В силу своей физической подготовки соперник начал брать инициативу в свои руки, и все это прекрасно понимали, схватка шла на считанные минуты. Сопротивление
Сакена было сломлено, но шанс всегда есть, и им воспользовался Сакен - функционально он был лучше подготовлен
в отличие от своего соперника. Момент подвернулся - соперник почти уже бросил Сакена, но Сакен резким движением вырвался из лап оппонента и сам произвел встречную
атаку, перебросив соперника на жамбас. И вот она - чистая
победа. Соперник долго не хотел покидать ковер, не хотелось ему верить в то, что он проиграл схватку, которую выигрывал. Упустил он и последнею надежду на табун лошадей. В итоге его прогнали с ковра.
Прошло еще несколько схваток. И вот на ковер, весь
вспотевший после разминки, вышел Арстан. Его соперником оказался джигит из соседнего аула. Два палуана знали
друг друга непонаслышке. Раньше им приходилось довольно часто между собой бороться, будучи еще детьми. Вот
судьба свела их снова. Каждый из них знал сильные и слабые стороны друг друга. Судья дал сигнал на схватку, и Арстан без особого труда прошел в корпус сопернику и сразу
его оторвал от ковра. Бросив соперника своим любимым
приемом на жамбас, Арстан одержал чистую победу. А сопернику было не впервой таким образом проигрывать
схватку. Обычно он всегда ловился именно на этот прием, и
ничего не мог против предпринять, как и в этот раз.
После Арстана самым последним на ковер вышел великий Кудык. Против него никто не вышел на схватку, и он
прошел дальше в следующий круг без схватки. Сразу же
начался второй круг борьбы. Первым снова вышел Жолбарыс, против него вышел низкорослый коренастый палуан.
Такой расклад слегка рассмешил батыра. Судья дал знак к
началу схватки, и соперник сразу ринулся на Жолбарыса. 
124
Схватка оказалась яростной. Палуаны боролись до конца,
но Жолбарыс оказался куда сильней своего соперника. Перед тем, как победоносно бросить, Жолбарыс вывихнул сопернику левую кисть и сразу же схватил его и бросил через
себя прогибом. Бросил так, как очень сильно любил. И этот
соперник после броска потерял сознание, его тоже были
вынуждены вытащить с ковра. Увидев вновь такую схватку,
все остальные палуаны начали сомневаться в своих силах.
Второй соперник Сакена вышел на ковер и без особых усилий проиграл схватку, хотя этот палуан был одним из претендентов на звание чемпиона по борьбе. Арстан тоже без
особых усилий разобрался с очередным своим соперником.
С Кудыком снова никто не вышел. На лице Кудыка была
досада, ему так хотелось побороться с кем-нибудь, но никто
не хотел бороться с ним. Третий круг борьбы прошел так
же. Жолбарыс снова покалечил своего соперника, выбив
ему плечо. Сакен снова уложил своего соперника на жамбас
и одержал чистую победу. Арстан одержал сложную победу, так как ему пришлось бороться с батыром, чей рост был
выше самого Арстана в полтора раза. Поэтому схватка затянулась надолго. Но не смотря ни на что, победа нашла достойного. С Кудыком и в этот раз никто не вышел. Постояв
на ковре, Кудык позевал три раза и снова спустился с ковра
непобедимым. Публика ждала, когда сойдутся два палуана
Жолбарыс и Кудык, все понимали, что такую схватку нужно смотреть вживую. Но перед тем, как встретиться друг с
другом, палуанам нужно было разобраться с братьями, которые тоже показывали неплохую борьбу.
- Айла, доченька, мои тебе соболезнования. Твой аташка
был для нас не просто мулла, он стал для нас близким и даже родным человеком. Если тебе что-то понадобится, обращайся ко мне, я тебе ни в чем не откажу.
- Хорошо, Алтынбай-ага, - выдавливая из себя слова,
произнесла Айла. 
125
Бай сразу прижал к своей груди юную девушку, дав ей
проплакаться.
- Сегодня мы должны его предать земле, так просил он
сам. Но может, доченька, дождемся трех дней и похороним,
как положено?
- Нет, нет. Это была его последняя просьба, и я ему обещала ее выполнить.
- Хорошо, это ваше право. Вы здесь самая ему близкая
родственница. Сегодня, как закончится борьба, мы все соберемся и предадим твоего аташку земле. От сказанных
слов Айла зарыдала, захлебываясь в горьких слезах. Присутствующим рядом было так жалко девушку, но они не
могли ничем ей помочь.
- Такова была воля неба, и мы не можем ничего с этим
поделать, - промолвил аксакал Секыр. После все ушли на
борьбу, оставив Айлу наедине с муллой в юрте, где догорала свеча.
Уходя все дальше и дальше, один из аксакалов обернулся в сторону юрты, где лежал мулла, и увидел, как Айла
снова растопила мелкий костер и поставила казанчик на него, так она делала при жизни муллы. Но зачем она снова это
делает, неужели решила сама пить или же этим отваром решила протереть муллу? - разные мысли промелькнули в голове у аксакала, но он им не придал особого внимания.
На борцовском ковре конкуренция разыгралась не на
шутку. Осталось восемь палуанов из семидесяти пяти борцов. Многие снялись с соревнований во избежание травм.
Каждому из палуанов предстояли сложные схватки. Даже
Кудыку предстояло сразиться с сильным и крепким, таким
же, как и он сам, но не настолько опытным. Первым на ковер поднялся Жолбарыс, ему предстоял соперник из монгольских степей. Рядом с Жолбарысом вышел и Кокеш, настраивая брата на победу. Монгол был чуть поменьше Жолбарыса, но на предыдущих схватках он показал всем, что
ничем не уступает своему сопернику. Народ, наблюдавший
126
за схваткой, стих, ожидая знак судьи на ковре. Вот судья
махнул рукой, и два палуана вцепились друг в друга, словно
два волка в жертву. Жолбарыс боролся без рубашки, на нем
были только шорты из волчьей шкуры. На монголе тоже не
было рубашки. Не давая друг другу схватиться, два титана
кружили друг возле друга. Вдруг, в очередной раз сблизившись, Жолбарыс незаметным движением локтя нанес удар
монголу точно в подбородок, и тот, потеряв равновесие от
нанесённого удара, отшатнулся назад. Монгол понял, что
его тело беззащитно, сейчас пролетит над соперником. Что
в итоге и произошло. Жолбарыс сразу же схватил соперника
и во время броска не развернулся как следует, тем самым
уложил его подбородком в ковер. Зрители услышали непонятный хруст. Никто не мог понять, что произошло на ковре. Монгол уже не смог сам встать. Его так же, как и других, вынесли на руках. Схватки с участием Жолбарыса были интересны и очень травмоопасны. Не повезло тем, кому
пришлось с ним бороться. После схватки Жолбарыса с монголом на ковре появился Сакен. Его соперником оказался
джигит из дальних краев степи. Раньше оттуда не приезжали в эти края палуаны, но в этот раз все было иначе, ведь на
карте было целое состояние. Два палуана пожали друг другу руки. Народ снова замолк, ожидая сигнал судьи. Но и судья не заставил себя долго ждать, махнув рукой, он дал сигнал борцам, и они, словно волки, накинулись друг на друга.
Соперник Сакена оказался умелым палуаном, с легкостью
он прочитывал каждое движение Сакена, пресекая их своими атаками. В каждом моменте соперник Сакена был лучший, нигде не давал отыграть Сакену баллы. Еще одна
удачная атака - и соперник одержит чистую победу. Но
произошло чудо: после того, как схватив Сакена и чуть не
бросив на жамбас, соперник остановился и попал на встречную атаку, улетев сам на жамбас. Зрители не могли понять,
что произошло и кто победил. А победил в этой схватке Сакен. После этой схватки многие говорили, что соперник Са-
127
кена побоялся Жолбарыса и уступил ему эту схватку. Как
бы там ни было, но победу чистым броском на жамбас
одержал Сакен. Арстану повезло больше, чем Сакену, его
соперник перед этим перенес сложные схватки. Выйдя на
ковер, он был как тряпка, весь потрепанный. Арстан на его
фоне был свежим огурчиком, что и доказал на схватке. Без
разведки Арстан влетел к сопернику, в защиту инстинктивно схватив его за рубашку, бросив сразу на жамбас. Соперник даже ничего не успел понять, что произошло. Понял он
лишь тогда, когда оказался на ковре на лопатках. Обидное
поражение: столько выигрывать и так легко проиграть. Палуан чуть ли не со слезами покинул ковер.
На ковре появился Кудык. Против него вышел такой же
по габаритам соперник, ничем не уступая в росте и весе.
Зрители закричали, застонали, наконец, Кудык будет бороться. Оценив соперника, Кудык сразу понял, что схватка
предстоит серьезная. Соперник тоже это понимал. В каждом
из них горел огонек победы, но останется лишь тот, кто окажется сильней. Судья снова дал знак для начала схватки.
Ломая друг другу пальцы, то прижимаясь, то отталкиваясь,
два палуана не могли подыскать нужные ключи и ошибки в
обороне соперника. Наконец, спустя долгое время, Кудык
всё-таки смог запутать сопернику ногу своей ногой, подбив
его, он навалился всем телом на соперника, и это был победный бросок. Кудык еле встал на ноги, давно у него не
было таких схваток, давно он не желал победы так, как сейчас.
- Дети мои, вы молодцы, дошли до финальной части
борьбы, но, думаю, на этом нужно остановиться. Пусть Кудык с Жолбарысом сами решают между собой, кто сильней.
- Нет, отец, я буду бороться до конца.
- И я тоже, отец, - произнес Сакен.
- Что ж вы делаете, вам ведь не справиться с ними, я не
первый раз их вижу, вам их не одолеть. 
128
Но решения детей бая были однозначны: они были настроены выйти на ковер, и ничто им в этом не помешает.
Даже Адема их отговаривала, но Арстан и Сакен ее не слышали. Отступить от схватки означало для них позором. Лучше пасть на ковре в честной схватке, чем отказаться вообще
от нее. После того, как близкие устали отговаривать братьев, Арстан сам начал отговаривать Сакена, чтобы он не выходил бороться против Жолбарыса.
- Нет, Арстан, я выйду. Я сегодня стольких сильных палуанов одолел и его смогу одолеть, главное - схватить. Думаю, со мной такое не пройдет, я смогу, - ни в какую Сакен
не хотел отказываться от схватки с Жолбарысом.
В это время Кокеш напомнил Жолбарысу, с кем ему
придется выйти на ковер. Недавняя обида до сих пор в сердце у братьев, да и у Жолбарыса было личное против Сакена:
во время байги они сильно зацепились, и каждый из них это
прекрасно помнил. Наконец пришло время, и два батыра
вышли на ковер. Жолбарыс буквально прожигал взглядом
Сакена с ног до головы. А Сакен отводил взгляд в сторону,
думая, как ему будет выгодно схватить соперника для броска. Судья дал знак палуанам, и схватка началась. Кокеш с
большим удовольствием наблюдал за схваткой. Арстан тоже был рядом возле ковра и наблюдал. Сакен попытался
сблизиться и прихватить соперника для броска, но Жолбарыс сразу разгадал замысел и не дал ему осуществиться. В
этот момент Сакен понял, с кем имеет дело, но уже было
поздно: одной рукой Жолбарыс отбросил Сакена, когда тот
пытался сделать бросок. Силы были не равны, и оба палуана
это поняли. Сакен решил отчаянно броситься в атаку и бросить соперника на любимый прием жамбас. Все получилось: Сакен прошел очень удобно, схватил удачно, осталось
оторвать соперника от ковра и бросить - и победа в руках.
Но не тут-то было. Жолбарыс сразу перехватил соперника
на ответную атаку и сам бросил на прогиб через себя. Судья
зафиксировал чистую победу, но Жолбарыса это не устрои-
129
ло, он сразу еще раз поднял Сакена от ковра и также амплитудно бросил повторно. После второго броска Сакен был
уже без сознания. Зрители замерли от происходящего. Арстан сразу запрыгнул на ковер и кинулся прямиком к Жолбарысу, но его сразу оттащили. Жолбарыс ему вслед прокричал: «Не бойся, и тебя ждет такая участь!» Никто не мог
понять, за что Жолбарыс так поступил с юным батыром.
Сакен пришел в себя, но это было только вечером.
Как только все утихло и Сакена унесли в юрту отца, на
ковер поднялись великий Кудык и Арстан. Алтынбай был
против этой схватки, но Арстана никто не смог отговорить.
Судья дал знак, и схватка началась. Кудык сразу пошел в
атаку на Арстана, пытаясь его прихватить и сделать один из
любимых бросков. Но Арстан это прекрасно понимал и не
сближался, все время кружа над соперником. Как только
Кудык сближался, Арстан вырывался из рук соперника. Пот
Кудыка всегда был преимуществом для него, но не в этот
раз. От того, что он был вспотевшим, Арстан тоже в его
объятьях скользил и без особых усилий снова вырывался.
Схватка затянулась надолго, многие уже успели сходить и
перекусить, а некоторые и вовсе поспали. Арстан был не
преступен, как гора. Кудык же до того устал, что глотал
воздух ртом. Силы покидали его с каждым разом. Теперь
Кудык уже не то, что бросить, он уже себя не мог передвигать. Почти два часа шла схватка, и Кудык не выдержал,
упав на колени. Арстану ничего не оставалось, как толкнуть
соперника, и тот упал на лопатки, и уже сам не в силах был
встать. Толпа взревела: «Не может быть, непобедимый Кудык лежал на лопатках. Раньше никто никогда такого не видел». От радости Алтынбай начал кричать:
- Это мой сын, мой сын!
Санжар с Алкеном тоже начали кричать и подпрыгивать
на месте. Адема не смотрела схватку, находясь с Айлой в
юрте, где лежал Сакен. 
130
Аул Акбас праздновал победу Арстана, будто он выиграл весь турнир. Ведь побороть Кудыка не каждому дано.
Кокеш стоял и хлопал победе Арстана, ведь он и сам не раз
боролся с Кудыком и прекрасно знал, что за борец этот великий Кудык. Осталась единственная и решающая схватка
между Жолбарысом и Арстаном. И снова Алтынбай был
против этой схватки, боясь за здоровье сына. Но и в этот раз
решение Арстана было однозначным: схватка - и больше
ничего.
- Послушай меня, Жолбарыс, этот Арстан не прост, как
кажется. Кудыка он выиграл неспроста, нужно быть с ним
аккуратным.
- Да, я заметил, но думаю он не устоит против моих захватов.
- Постарайся, как можно чаще с ним сближаться. Физически ты сильней, но техника у него хорошая. Видно, что
жамбас наработанный.
- Хорошо, Кокеш, я тебя прекрасно понял и попытаюсь
придерживаться твоей стратегии.
- Все, пойдем, наш выход.
При виде Жолбарыса толпа зашумела недовольными
криками, ведь все свои схватки он только и делал, что калечил своих соперников. Вскоре на ковре появился и сам Арстан. Народ его встречал бурно, все в один голос желали
ему победы в этой непростой схватке. Перед тем как начать
схватку, двум палуанам надели два широких пояса. Жолбарыс также был без рубашки, а Арстан решил в этой схватке
надеть рубашку. У Жолбарыса был красный пояс, а у Арстана синий. Подведя двух палуанов к центру ковра, судья
дал команду борцам, чтобы они пожали друг другу руки.
Жолбарыс сразу плюнул в ладонь и протянул ее Арстану с
усмешкой, на что Арстан сделал лишь шаг назад. И снова
зрители зашумели в недовольстве. Легким движением руки
судья дал знак, что борьба началась. Сразу без разведки
Жолбарыс яростно кинулся в корпус Арстану и почти при-
131
хватил его, но Арстан вовремя выставил блок и точно так
же прихватил Жолбарыса. Два палуана вцепились друг в
друга, как два яростных льва за добычу. Ни на миг не отводили они друг от друга взгляда: каждый в голове представлял, как сейчас сделает бросок. Два палуана не могли ничего сделать, судья вынужден был развести двух батыров. И
снова махнул рукой, и два льва снова накинулись друг на
друга. Арстан в этой схватке вел себя необычно: раньше он
переигрывал соперников и делал красивые броски, но в этой
схватке им овладела злость и ярость. Схватившись так же,
как и в предыдущий раз, два палуана снова замерли, как замирает удав. Снова зрителям стало скучно, ведь на ковре
все было монотонно, и каждый знал, что произойдет дальше. Не выдержав, вновь судья развел батыров по сторонам.
Не выдержал и Кокеш, соскочив с места, прокричал:
- Ты будешь бороться или нет?
Толпа и брат нагнали Жолбарыса вперед, на атаку, чего
и ждал Арстан: схватив правой рукой за пояс, а левой за
шею, он без особых усилий приподнял Жолбарыса и с сильным грохотом бросил на ковер. Судья сразу влетел между
палуанами, чтобы не произошла драка. Арстан победно возвел руки к небу. Жолбарыс поражённо сел на колени и
опустил голову на ковер.
Такой исход схватки не устраивал Кокеша. Долго не думая, он поднялся на ковер и попросил у зрителей пару слов.
Зрители не могли ему в этом отказать и разрешили сказать
заветные слова.
- Алтынбай ага, позвольте этой схватке продлиться до
того момента, пока кто-то не постучит по ковру или будет
не в состоянии продолжать схватку.
Бай наотрез отказался от такой схватки, ведь это уже не
борьба, а уличный бой. Но Арстан принял такую дуэль.
Жолбарыс азартно поднял голову в сторону своего соперника, сняв с своего торса пояс. Алтынбай хотел остановить
схватку, но уже было поздно, бой начался. Жолбарыс ки-
132
нулся в ноги сопернику, захватив их и притягивая к себе.
Арстану ничего не оставалось, как защищаться и выкарабкиваться из рук соперника. Жолбарыс почти полностью залез на Арстана, ладонями давя на шею. Глаза Арстана начали закатываться от удушья. Зрители начали кричать: «Стучи, стучи, стучи!» И сам Жолбарыс начал пришёптывать:
«Стучи, убью ведь». В этот момент Арстан вспомнил, как
Жолбарыс бросил Сакена, и это дало ему силы. Выбив изпод шеи ладони Жолбарыса, Арстан оттолкнулся тазом от
ковра и скинул с себя противника. И сам, как кошка, запрыгнул на спину Жолбарысу, прихватив его за шею. Зашипев, Жолбарыс привстал и, подпрыгнув вверх, упал на
спину Арстана. Но это никак не повлияло на захват Арстана. Еще больше начал он душить соперника. Зрители теперь
начали кричать Жолбарысу: «Стучи, стучи, стучи!» Но и он
пошел на принцип, пытаясь выкарабкаться из рук Арстана.
Но ему это никак не удавалось. Кокеш соскочил с места и
почти сам залез на ковер. Наконец, Арстан сам разорвал захват, и скинул с себя Жолбарыса. Все снова замерли, не понимая, что происходит. Жолбарыс ведь не стучал и только
потом все поняли, что он уснул от удушающего приема.
Разгневанный Кокеш влетел на ковер, яростно посмотрев на
Арстана. Но не смог ничего сказать, так как все было по
правилам. Приподняв Жолбарыса, Кокеш вытащил его с
ковра. Все близкие друзья забежали на ковер и начали подкидывать победителя к небу. Радости не было предела. Алтынбай прослезился, не зная, радоваться или плакать. День
прошел насыщенным: Сакен лежит травмированный, муллу
отравили и его нужно будет предать земле и, наконец, лучшая новость - победа сына над прославленными палуанами
степи. Близился вечер, и все направились в юрту, где лежал
мулла.
Много было сказано добрых слов, все говорили только
хорошие воспоминания. Присутствующие на похоронах
133
муллы почти все плакали. Айла уже не могла плакать, глаза
ее были стеклянными, и в них уже не было слез. Арстан и
Адема стояли рядом, тем самым поддерживая ее. После последних слов Алтынбая, Тогжана начали хоронить, Айла не
смогла на это спокойно смотреть, теряя временами сознание. Арстан проводил её обратно в юрту, не дожидаясь
окончания происходящего.
Как только Тогжана похоронили, многие еще постояли и
разошлись. Со стороны за всем происходящим наблюдала и
ведьма Таужан. Убедившись в том, что Тогжана больше
нет, она снова растворилась вдалеке, будто ее и не было.
Арстан отвел Айлу в юрту, где лежал Сакен. Войдя в юрту,
они увидели, как Сакен уже сидел на постели и пил отвар,
приготовленный еще днем.
- Как ты себя чувствуешь?
- Бывало лучше, но и сейчас неплохо, правда, голова трещит.
- Передвигаться можешь?
- Ты совсем меня за инвалида держишь. Конечно, могу.
- Хорошо, тогда ты мне сегодня поможешь.
- Чем помогу?
- Увидишь, - прошептала Айла.
Обернувшись на Арстана, собеседники заметили, как он
сладко заснул.
- Да, сегодня Арстан продемонстрировал всем, кто настоящий батыр.
- Расскажи, как он поборол Жолбарыса?
- А мы схватку не видели, но все рассказывают, что там
бой был не на жизнь, а на смерть. Сначала Жолбарыс поборол и почти задушил Арстана, но не тут-то было. Арстан
вырвался и сам начал душить и в итоге задушил Жолбарыса
до глубокого сна.
- Ого, я бы так не смог. А как он Кудыка поборол?
- Очень просто: вымотал, и тот устал.
- И все так легко? 
134
- Ну это на словах легко, а на самом деле схватка долго
длилась.
- Я рад, Айла, что Арстан выиграл борьбу. Теперь завтра
стрельба, и турнир закончится. Останется только отвести
большой той - и все. Кстати, я еще раз хочу выразить тебе
свои соболезнования. Я тоже очень сильно переживаю. Тогжан агая мне тоже сильно не хватает.
Вытерев глаза, Айла улыбнулась и, не успев высказаться, как в юрту вошла Адема.
- Ах вот вы где все, а я вас ищу.
- Да, мы решили сразу сюда зайти, ты Арстана ищешь?
- Да.
- Он прилёг, сегодня так устал.
- Кстати, Сакен, многие аксакалы поговаривают, что ты
главный претендент на этот табун лошадей.
- Да? - удивленно произнес Сакен. - Откуда ты это услышала?
- Сегодня за столом говорили. Ну ты ведь выиграл байгу
и на борьбе неплохо выступил.
- Ладно, Адема, ты проходи к Арстану, отдыхайте, а мы
с Сакеном прогуляемся.
- Нет, мне нужно домой сходить, затем вернусь, заберу
Арстана.
- Хорошо, утром увидимся.
Выйдя из юрты Адема направилась в сторону шанырака
родителей.
- Так ты мне расскажешь то, что хотела сказать?
- Да, - шмыгнув носом ответила Айла. - Это очень долго
рассказывать, поэтому я тебе все по дороге расскажу.
- Эх, ладно, так уж и быть, - ленивым движением Сакен
встал с постели, допив последний глоток отвара. - Ну все, я
готов. Куда мы путь держим?
- Пойдем, сейчас все расскажу.
Выйдя из юрты следом за Адемой, Сакен и Айла направились к могиле муллы Тогжана. 
135
- Как я ненавижу их, мне нужен предлог, и я разграблю
их аул, сожгу каждую юрту. Нет предела моей злости, - держа в руках уздечку, выругался Кокеш.
Как только Жолбарыс пришел в сознание, он и Кокеш
решили полностью сняться с турнира, не видя смысла участвовать в стрельбе и оставаться на тое. Стреляли они хорошо, но были и лучше, кто стрелял на этом турнире, чем
они.
- Как приехали ночью, так и уезжаем ночью, - вздохнул
Жолбарыс. - Всё, давайте быстрее, к утру должны быть уже
дома.
- Алтынбай ага! - забежал в юрту караульный. - Там Кокеш и его свита полностью снимаются с места.
- Немедленно оседлайте мне коня и приставьте нескольких караульных рядом. Я должен лично переговорить с Кокешем. И еще, в эту ночь надо усилить ночных караульных,
кто их знает, может, напоследок что-нибудь натворят, им
терять нечего.
- Хорошо, агай. Что-то еще?
- Нет, все, только быстрей оседлай мне коня.
- Слушаюсь, - и караульный покинул шанырак бая.
«Может и хорошо, что Кокеш уезжает, но чувствую, что
не будет между нами мира», - подумал про себя Алтынбай.
Просидел он еще так некоторое время до тех пор, пока караульный вновь не вошел в шанырак.
- Молодец, теперь усиль караульных на ночь.
Выйдя из шанырака, Алтынбай увидел, как вдали, словно муравьи, двигаются люди. Это были джигиты Кокеша
вместе с ним. Посмотрев, как они быстро собираются, Алтынбай решил подстраховаться и приказал караульному,
чтобы тот организовал военный отряд и не распускал его до
тех пор, пока Кокеш и его джигиты не покинут его земли. 
136
- Скажи Алкену, чтобы возглавил этот отряд, и будьте
рядом с Арстаном. Если придется, то разбудите его, а пока
не говорите ему ничего.
- Слушаюсь. Будут еще приказы?
- Пока все, - сев на коня, Алтынбай направился на переговоры к Кокешу.
- Что случилось, Кокеш? Что могло послужить вашему
отъезду? Может, обиделись на что-то?
- Нет, Алтынбай ага, нас все устраивало, но нам надо
ехать домой, - посмотрев баю в глаза, промолвил Кокеш.
Алтынбай прекрасно понимал, что батыр всем недоволен, начиная от юрты и кончая последней схваткой Жолбарыса с Арстаном.
- Может, тогда еще задержитесь? Сегодня байского стола не будет, потому что сегодня муллу Тогжана похоронили. А завтра после стрельбы будем всем аулом пировать.
- Нет, спасибо, Алтынбай ага, нам надо ехать, - на этот
раз Кокеш произнес слова с гневом.
И это прекрасно понял бай.
- Ну, хорошо, может, вам помочь. Дать нескольких джигитов?
- Большое вам спасибо, но мы и сами справимся.
- Тогда не буду вас больше задерживать.
- До свидания, Алтынбай ага, еще увидимся с вами.
- Счастливого пути. Конечно, Кокеш, увидимся, как
только будет возможность.
Алтынбай про себя подумал, на что намекнул Кокеш,
говоря, что скоро увидимся, не был ли это намек на грядущие изменения в отношениях между ними. Развернув коня
Алтынбай дал команду своим караульным, чтобы они покинули пределы ставки Кокеша. Доехав до своего шанырака,
Алтынбая встретил Алкен. Снарядившись в военную форму, с Алкеном были пятьдесят молодых вооруженных джигитов. Баю на миг показалось, что началась война, но это
были лишь мысли. 
137
- Спрячь отряд, чтобы никто не увидел. Не так поймут, и
может возникнуть конфликт. Оставь с собой человек десять,
остальных распусти.
- Хорошо, отец. А что вообще случилось?
- Кокеш со своими джигитами снялись с турнира и сегодня отъезжают обратно домой.
-Что могло послужить такому решению?
- Не знаю, сынок. Скорей всего всё, начиная от их размещения, кончая сегодняшней схваткой Арстана с Жолбарысом. На миг в голове у Алкена промелькнула мысль:
«Может, сейчас воспользоваться моментом и обрушить всю
мощь на Кокеша и его придворных, ведь их меньше и им
помощи не откуда ждать. А если придут другие, то они уже
будут не проблема, ведь с ними уже не будет Кокеша. Ударить так, чтобы навсегда избавиться от конкурента». Но он
прекрасно понимал, что в этой битве его никто не поддержит, а наоборот, могут объединиться против него самого.
- О чем задумался, сынок?
- Да так, ни о чем.
- Ладно, давай распускай отряд, глаз не своди с Кокеша,
пока они не покинут пределы наших земель. Но, смотри,
чтобы они вас не заметили.
- Хорошо, отец, будет сделано, - Алкен подозвал двух
джигитов к себе и начал им что-то говорить.
Распустив отряд и усилив караульных, Алкен до полночи провожал Кокеша и его мелкий отряд до того момента,
пока не попал в засаду, не заметив, как Кокеш и еще несколько джигитов отлучились от всего косяка и, спрятавшись в лесу, поджидали преследователей. Алкен, не подозревая, преследовал дальше до тех пор, пока его не сбили с
лошади шестом, вылетевшим с куста. Ажиотаж схватил
преследователей, никто не мог понять, что произошло. Не
могли понять до тех пор, пока из сумрака леса не появился
Кокеш, держа в руках блестящую саблю. В свете луны она
блестела еще ярче. Алкен понял, что они давно были заме-
138
чены, но уже было поздно. Хоть их было больше, преимущество было на стороне Кокеша, потому что среди преследователей все боялись имени Кокеш, включая самого Алкена.
- Что вы хотели, преследуя нас? - грубо произнес Кокеш.
- Ничего плохого. Я, Алкен, сын Алтынбая.
- Да, я видел тебя на турнире. Так что вам надо? Какова
ваша цель? - в ответ Кокеш ничего не услышал. Алкен все
пытался что-то сказать, но так и не смог.
- Если еще раз вас увижу за своей спиной, солнце увидите только весной. Отцу еще раз передай привет. Я это так
просто не оставлю, так и передай. Отпустите их, отпустить
Алкена и его отряд.
После этого случая Кокеш начал искать поводы для
вторжения в Акбас.
Утром следующего дня в Акбасе все готовились к заключительному этапу турнира: стрельбе из лука по мишени.
Участники должны были попасть с десяти метров в специальную мишень. Участников было намного меньше, чем в
байге и борьбе. По разным причинам многие не участвовали
в стрельбе. Тем не менее конкуренция набралась большая,
даже женщины приняли участие в этом этапе турнира. Но
перед началом стрельбы сразились акыны: каждый восхвалял свой аул и джигитов, многие пели про байгу, какими
прискакали их джигиты, некоторые про борьбу, а некоторые
о предстоящей стрельбе, как выступят их земляки. Пели все
о своих, но тема была одна - турнир. Санжар вновь во главе
подчиненных, тех, кто помогал ему встречать гостей. Ведь
по завершению стрельбы намечался большой той. По всему
Акбасу плыл запах вареного мяса.
Вернувшись ночью, Алкен не стал рассказывать отцу,
что Кокеш всё-таки их заметил, и произошла стычка между
ними. Выждав подходящий момент, Алкен рассказал Алтынбаю правду, но не такую, какой она была на самом деле. 
139
- Ну и как так получилось, что он вас заметил.
- Я не знаю, отец, может, у него глаза на затылке, но мы
шли за ними аккуратно и незаметно.
- То-то он вас и заметил. Что хоть сказал?
- С какой целью следим за ними?
- А ты что ответил?
- Я ему сказал, что делали обычный обход вокруг наших
земель, так положено, и что мы не следили, а так получилось со стороны.
- Он тебе поверил?
- А у него выхода не было, нас ведь было больше, их
было четверо. На миг Алтынбай задумался, слишком все
просто, Кокеш такие дела так просто не оставляет и не прощает, может, действительно побоялся. Решение Кокеша так
и осталось для бая загадкой.
- Что-нибудь сказал в конце, перед тем как разъехались?
- Да. Чтобы дальше за ними не ехали и все.
- Не нравится мне все это. Думаю, скоро рухнет наш мир
с Кокешем. Нужно быть начеку, усилить ночных караульны
140
- А что, и слепые тоже неплохо стреляют, я даже слыхала легенду про Батая.
- Я тоже про него слыхал, но его ведь не существует, так
как он стреляет, это ведь нереально быть слепым и стрелять
лучше зрячих.
- Согласна с тобой, так не бывает.
Участники стрельбы во время разминки делали чудеса:
с расстояния десяти метров они могли повторно попасть в
ту же стрелу, которая была уже в мишени. Стрелки приехали очень меткие. Зрители наблюдали за происходящим с
открытым ртом, даже не моргнув глазом. Ощупывая всех,
слепой стрелок подошел к толпе и попросил, чтобы и ему
дали возможность хотя бы раз выстрелить. Сначала все расступились, посмотрев ему в глаза. Но как только он стрельнул и не попал даже в край мишени, все рассмеялись и начали над ним подшучивать.
- Зачем приехал сюда, если даже в край не попадаешь,
лучше бы занимался своими делами. Не видишь что ли, кто
сюда приехал. А точно, ты же не видишь! - поправился один
из участников.
- Я Жакен из рода Барлы. Может, слыхал о таком, - хвастливо произнес один из участников.
Сразу же после выстрела слепого Жакен тоже выстрелил
и попал в сердечко мишени. Поняв по эмоциям окружающих, слепой отошел в сторону, не мешая остальным разминаться. Белые зрачки стали грустными и очень тоскливыми.
Увидев это, Сакен подошел к слепому и решил его поддержать.
- Не расстраивайся! То, что ты сюда приехал участвовать, это уже победа, по крайней мере над собой. После
турнира не уезжай сразу, я тебя приглашаю к себе в гости.
Улыбнувшись, слепой отвел взгляд в сторону и одобрительно покачал головой.
Закончив беседу, Алтынбай с аксакалами направился на
арену, где проходила разминка стрелков. Видя, как многие
141
отменно стреляют и попадают в яблочко, бай задумался:
слишком легкие правила. Подойдя ближе к новой мишени,
которая специально стояла в стороне для того, чтобы именно в нее стреляли участники после разминки, бай обмакнул
мизинец в чашке, в которой была кровь недавно заколотого
барашка. Нанеся в центре метку на мишени, бай приказал
вынести ее в центр рядом с другими мишенями.
- Дорогие участники, я вижу, как вы все умело стреляете
и даже вбиваете стрелу в стрелу. Только истинный умелец
сможет так стрелять. Поэтому я изменил немного правила
нашей стрельбы. Вот та мишень, в которую вы будете стрелять, - показав указательным пальцем на мишень, промолвил бай. - Посередине этой мишени кровавый след, нанесенный мной. Я сейчас сделаю ровно двадцать шагов от
мишени, и от отметки начнет стрелять первый из вас. Тот,
кто попадет в эту мишень, станет главным претендентом на
звание чемпиона по стрельбе. У каждого из вас есть шанс
перебить стрелу, которая будет в мишени. Нужно будет сделать три шага назад, и можно будет стрелять, если снова
кто-то попадет, то другому придется также делать три шага
назад. У каждого из вас есть три попытки на выстрел. Зрители начали хлопать таким правилам, придуманным баем. А
аксакалы снова начали хвалить Алтынбая за его необычное
мышление.
Участники стрельбы встали в строй на то место, где бай
закончил свой двадцатый шаг. Кто стрелял похуже, те старались встать вначале, а кто получше - к концу, чтобы не
тратить лишний раз свою попытку. Сакен сразу попытался
вывести слепого в первые ряды. Слепой держался за плечо
Сакена и шел вслед за ним. Люди, видевшие слепого, сразу
давали ему дорогу, пропуская дальше. Сакен уверенной походкой довел слепого в начало строя, и получилось так, что
слепой оказался самым первым из стреляющих. Сакен решил отойти, но позади стоящие и ему разрешили стрельнуть
только вторым, после слепого. Сакен сразу начал искать
142
взглядом Айлу и, наконец, заметил ее: она стояла с Адемой
возле Арстана, пристально наблюдая за положением на арене. Первым пустил стрелу слепой, да так, что даже в мишень не попал, как и на разминке. Стрела его улетела в сторону, впившись в балку, на которой висело знамя аула Акбас. Сначала зрители засмеялись, затем, увидев стрелу в
знамени, замерли.
- Стреляй еще раз, у тебя еще две попытки, ты не попал
по мишени, - прошептал Сакен слепому на ухо.
Но расстроенный слепой ушел в сторону, потеряв свое
место в начале строя. Вторым довелось стрелять Сакену с
первого раза он попал в мишень, но не в метку.
- Еще чуть-чуть, совсем немного, нужно взять в сторону,
- нашептывал себе Сакен.
Вынув вторую стрелу, он снова выстрелил, на этот раз
стрела улетела еще дальше в сторону, чем даже первая. Не
понимая, что происходит, у Сакена от волнения начала
дрожать рука. Со стороны другие участники начали советовать, чтобы он отошел и немного пришел в себя. Но Сакен
решил идти до конца и, собравшись с мыслями, выстрелил в
цель. На этот раз удача повернулась к нему лицом. Сакен
попал в метку, поставленную его отцом. С визгом запрыгала
на месте Айла, обнимая Адему. Алтынбай от волнения выдохнул тяжелый воздух и вытер с лица пот. Бросив лук, Сакен тоже от радости запрыгал.
- Не может быть! Я попал! - твердил Сакен.
Зрители тоже зашумели, ведь попал их батыр. От волнения у Арстана колени начали трястись. Сакен отошел в ту
сторону, в которой должны стоять те, кто попал в метку.
После все начали стрелять, отойдя три шага назад. Многие
попадали рядом со стрелой Сакена и даже чиркали ее, но
так и не могли ее сбить. Расстроенный слепой вновь попытался пустить стрелу и снова промахнулся, на этот раз голова его еще ниже опустилась. Сакену стало еще больше за
него обидно. Почти все простреляли, некоторые уже закон-
143
чили свое участие, так и не попав в стрелу Сакена. У некоторых оставалось по одной попытке. Не стрелял еще Жакен,
пришла и его очередь. Он впустил стрелу, которая впилась в
мишень рядом со стрелой Сакена, но так и не сбила ее. Жакен, опустив лук, прищурил левый глаз, отойдя немного в
сторону. Снова достав стрелу и натянув тетиву, долго метясь, он всё-таки расслабил пальцы, и стрела в щепки раздробила стрелу Сакена. Подняв победно руки, Жакен ушел
в сторону рядом к Сакену. У Жакена оставалась еще одна
попытка, ее он оставил на потом, на самый конец, зная, что
вряд ли кто уже попадет с такого расстояния. Стреляющих
оставалась совсем мало. Оступив еще три шага назад, многие начали промахиваться, не попадая в мишень. Расстояние получилось очень большое до мишени. Как только все
закончили стрелять, так и не сбив стрелу Жакена, начали
уходить с арены стрельбы. Ну а сам Жакен победно поднял
свой лук, целуя его. Многие знали его и как он стреляет.
Аксакалы сразу сказали, что он станет чемпионом. От радости Жакен решил попробовать улучшить свой результат,
сделав три шага назад от того места, откуда он сам и попал.
Приготовившись стрелять Жакен натянул тетиву, прищурив
вновь глаз, но ему помешал слепой, идя навстречу.
- Слышишь, слепой, уйди, а то сейчас в тебя нечаянно
попаду.
Но слепой также шел прямо к Жакену. Подойдя к нему,
он сделал еще шесть шагов от Жакена и развернулся к мишени лицом.
- Уйди, джигит, не мешай мне, - произнес слепой.
Открыв рот от удивления, Жакен истерически засмеялся,
ведь слепой то и дело, что промахивался и сейчас решил
стрельнуть с такого расстояния. Все же Жакен отошел в
сторону, дав слепому стрельнуть. Натянув тетиву, слепой
опустил голову вниз, затем снова поднял и выстрелил, раздробив стрелу Жакена и загнав впритык наконечник Сакена. Зрители не верили глазам - такого не может быть. Ал-
144
тынбай встал со своего места и бурно начал хлопать в ладоши, аплодируя слепому. Натянув улыбку на лице, слепой
отошёл в сторону. Жакену ничего не оставалось, как отсчитать еще три шага от места слепого и приготовиться самому
для выстрела. Пальцы от волнения задергались, и Жакен
всё-таки отпустил стрелу в мишень. Стрела даже в край не
попала, пролетев рядом с мишенью. От поражения слепому
Жакен упал на колени и закрыл лицо ладонями, не веря тому, что только что произошло на арене. Сакен подошел к
слепому и пожал руку, спросив:
- О великий стрелок, скажи свое имя, если не секрет.
Улыбнувшись слепой произнес:
 - Нет, не секрет. Батай меня звать.
От удивления у Сакена нижняя челюсть свисла и на некоторое время онемела. Придя в себя, Сакен сразу же поднял недавний разговор.
- Так что, придешь сегодня ко мне в шанырак? Я тебя
познакомлю со своими близкими.
- Ты единственный, кто воспринял меня как действительно слабого и хоть как-то утешил. Обычно я не остаюсь
гостить даже на день, но ты исключение - у тебя я готов задержаться как гость.
От радости, что Батай задержится в гостях, Сакен даже
не стал расстраиваться, что проиграл в стрельбе Жакену и
самому Батаю.
- Кстати, сегодня будет той, и скажут, кто заберет себе
табун лошадей.
- А я знаю, кому он по праву достанется. Тебе, мой
юный друг.
- А откуда вы знаете?
- Чтобы знать это, не нужно много ума.
Обернувшись в сторону, где стояли Айла и Адема, Сакен заметил, как на носилках пронесли Кудыка. После
схватки Кудык лишний раз не ходил теперь, его носили на
145
специальных носилках, украшенных золотым орнаментом.
Улыбаясь, Кудык махал ладонями, приветствуя всех.
- Кто это, что все начали шуметь?
- А, это Кудык - сильный палуан.
- Слыхал про него. Действительно, сильный. Его, если я
не ошибаюсь, победил твой брат?
- Да, а вот они, пойдем со мной, я вас познакомлю. Они
будут рады такому знакомству.
Батай даже не успел одобрить предложение, как его Сакен уволок за собой в сторону, где недавно был замечен Арстан и девчонки.
Море вина и кумыса проливались на дастархане. Опьянённые гости жадно доедали беспармак и снова запивали
напитками. Праздник был во всем Акбасе, даже нищие
смогли набить свой желудок мясом в этот чудесный день.
Расставив много круглых столов, акбасовцы пировали на
улице, а баи пировали у Алтынбая в шаныраке. Алкен и
Санжар были все время рядом с отцом. Арстан и Сакен пировали отдельно, с ними был и Батай. Адема и Айла тоже
изредка присаживались за стол, потому что они помогали
обслуживать гостей. Алтынбай пообещал, как только после
первого пристава со стола всех соберет и объявит, кто заберет табун лошадей, а пока той шел своим чередом.
Во время пиршества Алкен подозвал к себе пастуха Айбаса.
- Ложись сегодня пораньше, и хорошо отдохни, завтра
поедем в Шотты к Айжан.
- Завтра? - выпучив глаза, спросил пастух.
Айбас думал, что они поедут минимум через день, а тут
получается на следующий день. Если едем завтра, то придется сегодня ехать к Кокешу, чтобы предупредить. А, может, ничего не говорить? Может, и так пронесет? Может,
ведьма забыла, о чем говорила, и нет надобности ехать и
146
подставлять Алкена. Весь в раздумьях, пастух поник, даже
не слушая Алкена, что и его сбесило.
- Ты что, на месте стоишь и спишь?
- Нет, нет, я слушаю вас.
- Эх ты, а я стою и распинаюсь перед тобой. Ну ладно,
иди гуляй, только не забывай, завтра едем. Завтра под вечер
сам меня найди, чтобы не получилось так, что я тебя буду
искать.
- Хорошо, Алкен, я вас понял. Можно идти?
- Да, ступай, только никому ни слова, никто не должен
знать.
- Хорошо, - расстроенно развернулся Айбас. - Нет, никуда я не поеду, как будет так и будет, - выругиваясь себе под
нос, бормотал Айбас до тех пор, пока не встретил на своем
пути ведьму Таужан.
- Ну что, Айбас, ты собираешься ехать к Кокешу?
Растерявшись, Айбас замер на месте. Не зная, что сказать, он просто кивнул головой. На что Таужан прошептала,
подойдя поближе:
- Смотри, пастух, я слежу за тобой. Лучше не зли меня,
это того не стоит. Подумай о своих близких.
Рассмеявшись, ведьма развернулась и ушла в кромешную темноту. Пастух, схватившись за голову, сел на колени.
Мимо проходившие люди смотрели на него, думая, что с
ним произошло, все пируют, а он хнычет. Но так и никто не
отважился подойти к нему и протянуть руку помощи. Собравшись с мыслями, Айбас соскочил с земли и побежал к
своему коню, прихватив с собой два больших куска мяса и
бурдюк кумыса.
- Всем, всем собраться возле шанырака бая! - кричали
караульные пирующим гостям и жителям Акбаса.
Лениво все поднимались со своих мест, поднимая и тех,
кто уже не в силах был стоять на ногах. Через некоторое
время возле юрты Алтынбая собралась огромная толпа людей. Для некоторых было непонятно, для чего их здесь со-
147
брали, ну а некоторые еще помнили, что за повод был у бая.
Попросив успокоиться и выслушать, бай произнес речь.
- Я извиняюсь, что оторвал вас от ваших столов. Собрал
вас здесь не просто так. Настал тот час, когда я объявлю,
кому достанется табун лошадей. Но перед тем, как объявить, позвольте пригласить сюда победителей трех турниров по байге, борьбе и стрельбе. Среди этих победителей
двое моих сыновей, - улыбнувшись, похвастался к слову
Алтынбай.
Выйдя из толпы, Арстан, Сакен и Батай направились к
баю. Толпа зашепталась, как достойно каждый из них добыл себе победу. Но больше всех толпу поражал слепой
стрелок, ведь для многих он так и остался загадкой. Народ
встретил победителей бурными криками. Многие из приезжих пытались просто притронуться к победителям, ведь
каждый из них понимал, что это действительно батыры, и
они это всем доказали. Бай снова попросил всех успокоиться и дать ему продолжить начатое дело.
- Все знают, что у них у всех были достойные соперники, - показывая на победителей рукой, продолжал бай. - Мое
мнение, что каждый из них достоин той награды, которую я
обещал, но получит ее только один. Перед тем как объявить,
кто заберет табун лошадей, я каждого из них награжу отдельно за свои красивые победы. За безусловную победу в
байге - Сакен, вот этот позолоченный халат теперь твой, носи его на здоровье, и пусть улыбка с твоего лица не спадает,
как блеск с этого халата.
Выдвинув грудь колесом и походкой вразвалочку с
красным, как помидор, лицом Сакен подошел к отцу и с горящими глазами принял такой приз. Воздвигнув руки к верху, показывая всем этот халат, Сакен также медленным шагом вновь вразвалочку отошел от отца в сторону победителей. Сакен поистине обрадовался такому призу, ведь один
из таких халатов отец в свое время дарил мулле. Еще тогда
такой халат ему приглянулся. 
148
 - Также за победу в борьбе я хочу наградить Арстана
вот таким серебряным щитом. На этот раз приз вынесла
Адема.
- Щит этот не простой, хоть и выглядит не внушающим,
я скажу одно: он очень прочный, я лично его проверял еще
в молодости. Так что за качество подставляю голову, - не
договорив до конца, бай свел разговор в шутку, добавив:
«вместе с волосами». Все окружающие в этот момент рассмеялись, схватившись за животы.
- Сынок, пусть этот щит будет всегда с тобой и в нужный момент прикроет тебя от врага. Храни его и передай
достойному.
В словах бая проскользнула жалость, и глаза начали
сверкать мелкими слезинками. Арстан и сам чуть не прослезился, глядя в глаза отцу. Вручив приз сыну, бай переключился на третьего победителя.
- Подойди ко мне, стрелок, - обратился бай к слепому.
- Если я не ошибаюсь, то ты слепой, так ли это?
Отведя глаза в сторону, слепой неуверенно ответил:
-Да, я слепой.
Народ замер, ведь они видели, как слепой метко разобрался с Жакеном.
- Я просто поражён твоим талантом и считаю, что ты
сделал невозможное. Попасть в стрелу соперника с такого
расстояния, с какого сам Жакен не смог даже в саму мишень попасть. Специально для тебя я приказал выплавить
вот эту серебряную стрелу. Стрелу вынес Алкен, показывая
всем такой необыкновенный приз. Перед тем как вручить
тебе стрелу, я хотел бы узнать твое имя. Дело в том, что я
хочу знать, кому имею честь ее вручить.
- Может быть, вы слышали где-нибудь мое имя, - не успев договорить слепой, как его перебил бай.
- Постой, не говори. Я вроде догадываюсь, как тебя
звать. Неужели Батай? Если да, то это невозможно.
- Да, меня зовут Батай. 
149
- Не может быть! Я будучи молодым, слышал о тебе. Вот
прошло столько времени, и природа взяла свое. Но на тебе
время никак не отразилась, ты также выглядишь молодым.
Алкен после сказанных отцом слов сразу же вручил Батаю
его стрелу.
- Природа что-то дарует людям, что-то, наоборот, забирает, - прошептал Батай.
- Верно говоришь, уважаемый Батай. Я рад, что на нашем тое присутствует такой знаменитый на всю степь стрелок. Я лично приглашаю вас ко мне в шанырак и вас тоже,
дети мои. Ну вот и настал тот час, когда я объявлю обладателя табуна лошадей. Хочу сказать, что решение было принять очень сложно. Многие могут подумать, что я где-то
неправильно посчитал, но все же решение принято. Батай,
вы обладатель этого табуна лошадей! Слепой, не успев
встать обратно на свое место, как его снова вызывают, но на
этот раз как победителя всего турнира. Развернувшись, Батай снова подошел к баю.
- Мне очень приятно, что вы, Алтынбай, посчитали, что
я достоин этих лошадей, но мне хотелось бы сказать одно
но. Я хоть и слепой, но не глухой. Я не достоин этих лошадей, хоть я и выиграл эту стрельбу. Здесь рядом стоит ваш
самый младший сын Сакен - вот он достоин этого, ведь он в
каждом из турниров принимал участие и в каждом из них
был почти победителем, за исключением байги - там он стал
чемпионом. Поэтому я считаю и знаю, что все так считают
и сам Сакен так считает, что он достоин этих лошадей.
Алтынбай замер, не зная что и сказать, ведь слепой Батай был прав. Задумавшись на мгновение, бай согласился с
Батаем.
- Сакен, выйди сюда. Ты согласен, что ты должен обладать этим табуном лошадей?
- Отец, это вы решайте.
Не выдержав, один из толпы в опьянённом состоянии
прокричал: 
150
 - Отдайте мне этих лошадей.
Через мгновение караульные утащили его с глаз долой.
- Хорошо, Батай, я согласен с тобой, но будет оскорблением, если ты откажешься от десяти голов с этого табуна.
С улыбкой на лице ответил слепой:
- Десять - это не пятьдесят. Я согласен - так справедливей.
Народ захлопал, ведь перед их лицами проскакал табун
породистых лошадей, из которого десять сразу отбили в
сторону, а остальных отогнали обратно в загон, который
отныне принадлежал Сакену.
Пока бай объявлял победителей и награждал всех, Санжар со своими подчинёнными доварили остальное мясо и
снова были готовы продолжать той. Рассадив обратно всех
по местам, на дастарханах вновь ручьем полилось вино.
Даже караульные умудрялись вытаскивать бурдюки вина и
по-тихому, никому не попадаясь на глаза, отдельно пировать. В шаныраке Алтынбая сидели одни знатные баи, чьи
владения занимали большую площадь в степи. На их лицах
улыбку не всегда люди видели, но сегодня в шаныраке
улыбки не сходили с их лиц ни на секунду. Все, что хотели
баи, появлялось на столе в ту же минуту. Все в один голос
хвалили победителей. Даже уснув, во сне, они проговаривали слова победителям. Выпив столько же вина, сколько до
этого, Алтынбай прослезился Кульпаш в плечо, говоря, как
бедно они живут. И что их владения ничто по сравнению с
другими. Посидев еще немного, Арстан, Сакен и Батай покинули шанырак отца и направились искать Адему и Айлу.
- Слушай, Батай, сегодня отец сказал, что слышал о тебе
еще будучи молодым. Если не секрет, сколько тебе лет, ведь
выглядишь ты не старше меня.
- Хороший вопрос ты мне задал, Арстан. Но я не могу
тебе сейчас сказать, сколько мне лет. Я уверен, придет время, и я тебе все расскажу, но не сейчас. 
151
- Ну ладно, как решишь сказать, так и скажешь. Мы ведь
еще увидимся, да?
- Я завтра уезжаю, но уверен, что мы еще увидимся.
Заметив девчонок возле юрты Арстана, батыры прибавили шаг.
Увидев своих джигитов, Адема и Айла забежали в шанырак.
- Смотри, Арстан, они ведь видели нас и даже не дождались, а сразу забежали в шанырак. Сейчас я устрою Айле, -
выругался перед Батаем Сакен, посмотрев боковым зрением
на реакцию слепого. Но он так и ничего не заметил, лицо
Батая оставалось спокойным.
Как только джигиты зашли в юрту, то сразу замерли на
месте, ведь их ожидал сюрприз: выкованные на камнях слова с золотыми литыми буквами на память молодым батырам, что они стали победителями блестели маленькими
огоньками, отражая свет свечей. Такого подарка джигиты
никак не ожидали. Сакен не выдержал, подойдя к Айле.
- Я не буду спрашивать, как вы это сделали, опустив
вновь голову на подарок, переведя снова взгляд на Айлу, -
Сакен не выдержал и обнял ее крепко, крепко.
- Задушишь, - еле проговаривая, Айла защекотала Сакена.
Рассмеявшись, Сакен ослабил захват и обернулся на Арстана и Батая. Но так никого не заметил. В шаныраке Сакен
остался наедине с Айлой. Веселье продолжалось до зари.
После все прилегли, чтоб хоть чуть-чуть отдохнуть перед
дорогой домой.
Доскакав до аула Кокеша, Айбас остановил своего коня,
не зная, как преподнести батыру такую ужасную новость,
которая приведет его в ярость. Размышляя, Айбас не заметил, как к нему подъехали сзади два незнакомых караульных и приставили к спине два копья. Напугавшись, Айбас
свалился с коня на землю, прокричав: 
152
- Не убивайте, я к Кокешу приехал.
Посмотрев друг на друга, два джигита приказали незнакомцу обратно сесть на коня и направиться прямо за ними к
Кокешу.
Разбудив батыра, караульный шепотом объяснил Кокешу, что к нему приехал гонец из аула Акбас. Удивленный
таким положением дел, Кокеш приказал привести гонца.
«Странно, наверно Алтынбаю не понравилось, что мы обнаружили его мелкий отряд. Либо ему не понравилось, что я
надерзил его сыну. А, может, там что-то случилось, и он хочет спросить», - весь в раздумьях, Кокеш не мог понять, зачем к нему приехал гонец из Акбаса.
Под локти втащили Айбаса в покои Кокеша, бросив к
его ногам.
- Кто ты такой? И что нужно?
- Я Айбас из аула Акбас.
- Это я уже знаю. Зачем прискакал в столь ранний час?
- Я хочу сообщить вам одну плохую новость.
- Постой, перед тем как сказать, ты понимаешь, что понесёшь ответственность за сказанную речь.
- Да, я понимаю, и все же я обязан вам это сообщить.
- Хорошо, я внимательно тебя слушаю.
- Перед тем как начать разговор, я хотел бы попросить
всех выйти.
- Даже так. Ну хорошо, всем выйти!
- Даже мне? - удивленно произнес Жолбарыс.
- Да, даже тебе.
Как только все покинули шанырак Кокеша, Айбас со
страхом на лице начал разговор.
- В ауле Шотты у вас есть будущая ваша келинка.
- Да есть. Откуда ты это знаешь?
- Я все объясню, только не перебивайте. Так вот она вам
изменяет, - произнес пастух, прищурив глаза, затем немного
приоткрыв, чтобы посмотреть на реакцию батыра. 
153
Кокеш сразу полез в ножны за кинжалом. Айбас еще
сильней закрыл глаза от страха.
- Ах ты, лживый пес, - схватил пастуха за горло и приподнял его Кокеш.
Задыхаясь, Айбас начал просить пощады. Преподнеся
лезвие к шее, батыр начал расспрашивать, откуда он все это
знает, и с кем его будущая жена изменяет. Только из-за этого батыр не убил пастуха, отпустив его обратно на ковер и
перестав душить. Задыхаясь и кашляя, Айбас схватился за
горло, весь покрасневший, начал глотать воздух ртом. Отдышавшись, пастух вновь сел на колени, ожидая пока батыр
вновь не даст знать, чтобы начать говорить. Весь разъярённый, Кокеш метался по юрте, не зная что делать.
- Как тебя звать? Скажи еще раз.
- Айбас, Айбас меня звать, - заикаясь, ответил пастух.
- Слушай сюда, Айбас, ты еще кому-нибудь об этом говорил? Кто-нибудь еще об этом знает?
- Только я, они и вы.
- Они? Кто? Этот джигит, который осмелился притронуться к моей невесте?
И вот настал тот момент, когда нужно говорить все как
есть, - пастух растерялся, зная, что если скажет правду, то
быть войне. Но если не скажет, то ему не сдобровать - Кокеш такое не простит. Ты что, оглох? Я тебя спрашиваю,
кто этот джигит?
- Алкен, старший сын Алтынбая, - быстро проговорил
пастух без запинки.
- Сын Алтынбая?! - удивленно произнес Кокеш, сев обратно на свою постель.
Немного погодя, осмыслив всю информацию, батыр задал еще один вопрос:
- Откуда ты обо всем знаешь?
- Он сам мне обо всем говорил.
- Как докажешь? 
154
- Перед тем как сказать, пообещайте мне, что не убьете
его.
- Я ничего тебе не буду обещать. Побеспокойся лучше за
свою жизнь. Если ты мне не докажешь правдивость своих
слов, то я сотру Акбас в пыль подчистую и перерою всю
землю и достану тебя даже из-под земли, и, поверь мне, ты
не рад будешь увидеть меня в тот момент.
Пастуху ничего не оставалось, как сказать правду, иначе
он сам даже не убедится в правдивости своих слов, так как
не увидит и сам встречу Алкена и Айжан.
- Завтра ночью мы с Алкеном поедем в Шотты, у них назначена на завтра встреча. Приезжайте туда ночью и сами
все увидите, что я не лгу.
Подумав немного, Кокеш все же поверил пастуху.
- Хорошо, я верю тебе, но мне непонятно одно, почему
ты приехал сюда рано утром и все это мне рассказал.
- Дело в том, что я за правду, да и Алкен перешел все
границы, пора ему укротить свой жадный аппетит, - пришлось наговаривать пастуху Айбасу на Алкена для того,
чтоб Кокеш поверил в правдивость сказанных слов.
- Слушай сюда, Айбас, если еще кому-нибудь проболтаешься, сам лично вырву язык. Завтра ночью я буду возле
Шотты, и если не встречу там вас, пеняй на себя, я тебя найду. А сейчас езжай обратно в Акбас и сделай вид, что ничего не произошло, и ты не приезжал сюда. Смотри, чтобы
Алкен ничего не заподозрил.
- Слушаюсь вас, батыр Кокеш, - выйдя из юрты батыра,
пастух снова ускакал туда, откуда приехал.
- Кокеш, что ему надо было?
- Брат мой, боюсь между нашим аулом и Акбасом началась война.
Проснувшись под утро, Сакен сразу начал искать свой
халат. Оглянувшись, он заметил, что он единственный, кто
долго спал. Рыща по юрте, Сакен все же нашел свой пода-
155
рок под одеялом. Накинув на себя халат, Сакен ленивой походкой направился к выходу. Выйдя на улицу, его взгляду
пал пустой Акбас: люди собирались в дорогу, многие уже
откочевали к своим аулам, а те, кто дольше всех спал, только собирались к отправке в дальний путь. Обойдя юрту, полусонный Сакен заметил, как Батай собрал вокруг себя народ. «Интересно, для чего он их собрал?» Направившись к
слепому, Сакен начал осматриваться.
Подойдя к толпе, Сакен заметил, что рядом с Батаем
стоит и Арстан. «Что же могло произойти за ночь такого,
что они все здесь собрались?» Вопрос так и мучал юного
джигита. Послушав речь Батая, Сакен понял, что слепой собирается раздать бедным своих лошадей. Как только нашлось десять счастливчиков, Батай сразу отдал лошадей им
в руки.
- Слушай, Батай, а вот если бы ты всё-таки взял эти пятьдесят голов лошадей, неужели ты и их бы раздал?
- Не знаю, Сакен, может, и раздал бы.
Благодарные люди до последнего кланялись щедрому
слепому незнакомцу. Вскоре все разошлись, некоторые
обиженные, что ничего не получили.
- Как быстро все разъехались, я даже не успел проснуться, и уже никого нет.
- Верно говоришь, и мне уже пора ехать.
- Если честно, не хочется, чтобы ты уезжал. Покажи напоследок свою стрелу. Подойдя к коню, Батай вынул из седла ту самую стрелу, которую ему вручил Алтынбай.
- Какая необычная и очень красивая стрела, - переворачивая ее и крутя в разные стороны, Сакен наслаждался таким призом слепого.
- А что с ней сделаешь? Неужели продашь? Или также
подаришь какому-нибудь нищему?
- Нет, Сакен, эта стрела, она ведь не простая, а серебряная, я ее придержу для одного человека.
- О, для кого? Неужели, правда? 
156
- Хорошо, мы сейчас подойдем.
Также тихо караульный покинул шанырак Арстана.
- Как думаешь, Арстан, мне в своем халате идти или
снять его?
- Можно и в халате, ты ведь заслуженно получил его.
Кстати, еще не думал, что будешь делать с лошадьми?
- Не знаю. Думал, если все так же будет, то отдам часть
калымом за Айлу.
- А она согласна?
- Думаю, как минимум, не против, но время покажет.
- А у вас с Адемой, когда что намечается?
- Не знаю, наверное, сейчас все с отцом и решим. Он говорил, сразу после тоя обсудим, когда будем делать свадьбу.
- Хорошо, пойдем тогда быстрей.
 - Санжар, тебе той понравился? Твои подчиненные все
делали, как ты велел?
- Да, отец, к ним претензий нет, делали так, как велел
им. И той мне понравился. Думаю, никто равнодушным не
уехал.
- А ты что скажешь, Алкен?
- Мне тоже той понравился, особенно турнир, такие захватывающие моменты были. Порой казалось, что сердце
выскачет при борьбе, в другой момент даже самому хотелось выступить и показать себя.
- Я рад, что вы так оценили наш общий труд. Как думаете, кто-нибудь из гостей уехал обиженным, не считая Кокеша?
- Думаю, нет, ведь все прихоти были исполнены.
- Я тоже так считаю. Все, что просили, выполнялось вовремя.
Почесав бороду, бай принял слова сыновей как должное
и ему понравилось, как они рассуждают. «Молодцы, дети
мои, уже совсем взрослые». Не успел Алтынбай довести
мысль до конца, как вдруг в шанырак вошли Арстан и Са-
158
кен. В низком поклоне два джигита поприветствовали отца
и братьев.
- Проходите, дети мои, присаживайтесь.
- Сакен, как себя чувствуешь?
- Хорошо, отец, только шея немного побаливает.
- Обратись к лекарю, пусть посмотрит, что у тебя там,
может, растяжение, а может, и похуже что-то. Вертеть можешь?
- Да, могу.
- Ну все, тогда до свадьбы заживет, - просмеялся Санжар.
- Кстати, сынок, хочу заметить, что тебе этот халат к лицу.
- Спасибо, отец, это очень достойный подарок, и я его
достойно буду носить.
- Носи на здоровье. Хочу у вас спросить, как по-вашему
прошел той?
- Мне понравилось, - сразу ответил Арстан.
- А мне еще больше, ведь я стал чемпионом, - с гордостью произнес Сакен.
- Хорошо, я тоже думаю, что все прошло неплохо. Теперь, Арстан, я как и обещал, возьмемся за твою свадьбу.
Скоро настанет зима и выпадет первый снег, так что нам
нужно успеть до первых холодов справить твой той.
- Да, отец, я тоже так считаю, пока не настали холода,
нужно успеть.
- А на следующий год, гляди, и Сакена женим, - подмигнул Сакену Алтынбай. - Ну ладно, шутки шутками, а дело
надо делать. Арстан, ты в ближайшее время переговори с
Ерсаином насчет калыма, затем все скажешь мне, начнем
собирать нужное количество скота. Санжар, набери нужное
количество джигитов и съездите, проверьте Кысуй, что
нужно, подремонтируйте, да и вообще проверьте, без нашего ведома никто там не разместился. Скоро туда перекочуем, как только свадьбу Арстана справим. 
159
- Хорошо, отец, десятерых мне хватит. Когда я могу выезжать?
- Пока отдыхай, я тебе сам скажу, когда выезжать. А,
Алкен, ты будешь со мной, собери мелкий отряд и сейчас
ночью хорошо Акбас охранять.
- Хорошо, отец. Что-то еще нужно будет сделать?
- Пока все. Если еще возникнут какие-нибудь планы, я
введу вас в курс дел. Арстан, как только переговоришь с
Ерсаином, подойдешь ко мне, там и будем решать, когда
назначим той.
- Хорошо, отец, так и сделаем.
- Ступайте, дети мои.
Поклонившись отцу, дети покинули родной шанырак.
С наступлением вечера Акбас покорно затих. Уставшие
люди от тоя сами не заметили, как, не успев лечь под одеяло, сразу засыпали. Засыпали все, кроме Айбаса и Алкена.
Оседлав коней, два странника встретились в конце аула, неподалёку от юрты Санжара.
- Не пойму, пастух, я тебя сегодня целый день не видел,
даже с табуном тебя не было. Спал что ли?
- Да, Алкен, я за эти дни так замотался, что всю ночь и
весь день спал не просыпаясь.
- Ну и сон у тебя, а мне никто не дал так спать, может
быть, и я так поспал бы. Ты что-нибудь в дорогу взял?
- Да, кумыса и баурсаков и простой воды на всякий случай.
- Хорошо, я тоже конину с собой прихватил, думаю,
вдруг проголодаемся. Ну, все, поскакали, надо ехать так,
чтобы никто не заметил нас.
- Хорошо, Алкен, как скажешь, я привык незаметно ездить.
Запрыгнув на коней, два всадника, оглядываясь по сторонам, выехали из Акбаса. Всю дорогу Алкен пел песни,
много шутил, даже вежливо начал разговаривать с пасту-
160
хом. А Айбас был скованным и очень скучным, вёл себя не
как обычно. Алкен просто не узнавал своего попутчика.
- Что с тобой, Айбас? Может, что болит? Или всё-таки
не выспался, - со смехом задал вопрос Алкен.
- Нет, нет, все в порядке, я просто думаю.
- И о чем же ты думаешь?
- Да так, о своем, но вы на меня внимание не обращайте.
- Айбас, лучше бы без тебя ехал, а то от тебя толку никакого, да и очень скучно, а мне не должно быть скучно, я
ведь еду к любимой своей, - улыбаясь, произнес Алкен.
«Да едешь, но ты не подозреваешь, что нас там ожидает,
точней, кто нас там ожидает. Кокеш, наверное, нас ждет
уже там, надо быть начеку», - подумал про себя Айбас.
- Ничего, ничего, Айбас, скоро доедем, и я разрешу тебе
немного поспать, только не вздумай мне мешать.
- Как скажешь, Алкен, мешать точно не буду.
Ехали так всадники почти полночи.
 - Вот тот аул называется Шотты, в нем и живет моя Айжан.
«Так значит, доехали, значит, где-то рядом Кокеш, наверняка, он нас уже видит. Теперь надо быть максимально
бдительными, присматривать за Алкеном. Интересно, что
собирается сделать Кокеш с Алкеном?» Пока пастух размышлял, Алкен увидел свою суженую вдали, там, где они
собирались в эту ночь встретиться. Странно, почему-то она
не едет ко мне навстречу, может, увидела тебя и напугалась.
Так, пастух, все, можешь отъехать в тот лесок и прилечь
туда, на обратном пути я за тобой туда заеду. Только смотри, крепким сном не засни.
- Но, Алкен, позволь.
- Замолчи и делай так, как я сказал.
Айбас прекрасно понял, что спорить бесполезно и лучше
и даже правильно будет, если он немного отстанет и будет
присматривать за ним со спины.
- Хорошо, Алкен, я тогда поехал. 
161
- Смотри, крепко не усни, чтобы услышал меня, когда
буду тебя звать.
- Хорошо, не просплю.
Разъехавшись, Алкен все громче начал петь любимую
песню, которую любила и Айжан. «Странно, теперь я один,
а она все не едет. Может, обиделась, что долго не ехал к
ней, но я ведь ее предупреждал». Все не мог понять Алкен
причину такого поведения любимой девушки.
Тем временем Айбас прибавил ход и начал обскакивать
то место, где должны были встретиться влюбленные, прихватив с собой огромную жердь с сучками. Увидев Алкена,
девушка повернула коня и ринулась прочь от возлюбленного. Такой поворот событий наоборот завел Алкена, ведь
любимая решила поиграть с ним. Догоняя, Алкен начал выкрикивать: «Догоню, не ускачешь, зацелую». Но девушка в
темноте показалась больше, чем обычно. Вся обмотанная в
черное и на голове платок белый, девушка была сама на себя не похожа. Догнав ее, Алкен начал прихватывать ее за
плечо, выкрикивая: «Догнал, тормози коня». Последний раз
выкрикивая, Алкен нарвался на встречный удар. Удар был
такой сильный, что его сразу же вынесло с седла. Не понимая, что происходит, Алкен попытался снова встать, но как
только встал, то снова повалился на землю. В голове все
плыло, в ногах и руках не было сил. Полежав еще мгновение, Алкен все же встал и увидел перед собой то, что всегда
боялся увидеть, - Кокеша, разъярённого. «Не может быть!
Он все узнал. Хоть бы это был сон», - подумал про себя Алкен. Но сон быстро пролетел, так же, как и уверенность в
себе, когда Кокеш снова подошел и ударил в лицо со всей
силы. Отлетев от удара, Алкен почувствовал кровь во рту и
страшную боль в носу. Не успев встать, его поднял Кокеш и
нанес еще пару ударов в живот, от чего Алкен закашлял, как
больной.
- Значит, встречаешься с Айжан, зная, что она засватана
за меня? 
162
- Я ничего не знал, - пытался убедить Алкен Кокеша.
- Ах, ты еще не знал, тогда получай, - стукнув еще раз в
лицо и отпустив, Алкен рухнул на землю. Соскочив на ноги,
у Алкена в глазах все поплыло. Посмотрев на Кокеша, он
увидел три силуэта, от чего закричал, думая, что их стало
трое.
- Ах, ты еще ничего не знал, тогда получай, - стукнув
еще раз в лицо, Алкен снова рухнул на землю, ничего не
видя: сначала кровь глаза залила, а затем и вовсе все в глазах потемнело.
Не чувствуя ударов, Алкен лежал почти без сознания.
Как только Кокеш перестал бить и направился к своему коню, Алкен обтер глаза, увидев, как Кокеш достал кинжал,
нашептывая себе что-то под нос: «Эх ты, Кокеш, искал себе
повод для войны с Акбасом, вот он этот повод, лежит сейчас беспомощный. Завтра Алтынбай полюбуется останками
сына». Вынув кинжал из ножен, Кокеш вновь направился к
Алкену. Увидев, что Кокеш снова идет к нему, но теперь
уже с кинжалом, Алкен начал просить милости:
- Прошу, не убивай.
- Поздно, раньше надо было думать, перед тем как бегать к чужим женам.
Весь разгневанный, Кокеш ничего не слышал, только себя понимая и больше никого. Пока Кокеш добирался до Алкена, Айбас на полном ходу скакал на выручку своему односельчанину. Видя, как Кокеш собирается заколоть Алкена, Айбас достал свою жердь и со всего маха ударил Кокеша по голове. Остановив коня, Айбас спрыгнул и еще раз
нанес удар, чтобы тот сразу не очухался и не разобрался с
ними двоими.
- Спасибо тебе, Айбас. Спасибо. Ты спас мне жизнь, -
еле проговаривая, бормотал Алкен, сразу в ногах появилась
сила, кровь уже не беспокоила. Запрыгнув на коня без помощи рук, весь опухший, Алкен еще быстрей, чем Айбас,
разогнал своего коня и дал деру, что есть силы. Почти пол-
163
дороги Алкен не тормозил коня, оставив далеко позади Айбаса. Догнав Алкена, пастух ужаснулся лицом своего попутчика - неузнаваемо. Никогда раньше он не видел его таким опухшим и трусливым.
- Постой, Алкен, тормози коня, надо переговорить.
Убедившись, что за ними нет погони, Алкен все же остановил коня.
- Как приедем в Акбас, что скажем всем?
- Не знаю, давай скажем, что Кокеш налетел на нас, когда мы с тобой просто объезжали территорию.
- Хорошо, так и скажем.
Запрыгнув на коней, два наездника, напуганные тем, что
недавно произошло, до Акбаса не сбавляли ход лошадей.
- Так я и думал, что Кокеш не оставит это так просто.
Надо что-то предпринимать. Нельзя это все так просто оставлять.
- Санжар, что ты скажешь?
- Я с вами полностью согласен. Может, стоит набрать
отряд и самим пойти в атаку?
- Ну и кто отзовется под твоим знаменем воевать?
- Отец, дай мне такую возможность и ты убедишься, что
найдутся достойные джигиты, которые отзовутся на нашу
войну.
- Нет, Санжар, я не уверен. У Кокеша сильное имя в степи - намного сильнее, чем твое и даже мое. Я точно могу
сказать, что он соберет больше войско. И тогда ему никто
не помешает разбить нас, так как мы сами объявили войну,
не смотря на то, что он хотел убить Алкена.
- Арстан, ты что скажешь?
- Нужно с ним переговорить с глазу на глаз и постараться все решить миром.
- Тоже верно. Но кто поедет на переговоры с ним? Тебя,
Арстан, я не пущу, с тобой уже разговор не сложится, ты
164
ведь поборол Жолбарыса. Сакена тем более не пущу. Санжар, поедешь?
- Нет, отец, - трусливо ответил Санжар. - Я не смогу с
ним договориться, он меня на месте в пыль сотрет, один его
взгляд чего стоит. Вы ведь все видели, что он сделал с Алкеном.
В стороне от всех лежал Алкен, весь опухший и от синяков посиневший. Услышав о встрече с Кокешем, Алкен застонал, пытаясь уберечь родных от такой опасной встречи.
Но его мычание никто всерьез не воспринял.
В это время в шанырак забежал караульный.
- Алтынбай ага, я от Кокеша, - ворвался с синяком под
глазом караульный.
- Что с тобой случилось, Кайсар? Это Кокеш тебя так?
- Да, сегодня утром он подъехал ко мне, когда я объезжал аул. Весь раздражённый, он подозвал меня к себе, и я
подъехал к нему.
- Что ему надо было?
- Он сказал, чтобы вы выдали ему Алкена и Санжара до
заката. Если не выдадите, то тогда он ворвется в Акбас с
огнем и мечом.
От услышанных новостей Алтынбай уронил с руки пиалу чая.
- А с кем этот Кокеш здесь обитает?
- Я видел его сегодня только одного.
- А синяк тоже он поставил? - спросил Санжар.
- Да, после того, как он все сказал, напоследок со всей
силы ударил меня в лицо, я даже вылетел с седла на землю
и отключился. Как только пришел в себя, сразу сюда прискакал.
- А куда выдать Алкена и меня он не сказал?
- Он будет ждать вас на безымянной сопке.
- Отец, давай возьмем и нападём на него, пока он один. 
165
- Нет, Санжар, он не дурак, наверняка, уже гонца к Жолбарысу отправил. Так что нужно думать. Вас выдавать нет
смысла, так и так они ударят по нам.
- Отец, разреши мне поехать к нему на встречу?
- Нет, Арстан, а зачем ему Санжар?
- Он что-то про медведя говорил, что Санжар убил его,
теперь он хочет убить Санжара.
- Ну что, Санжар, поедешь сам к Кокешу? Про медведя
ему напомнишь. Рядом сидящие аксакалы в один голос начали кричать, чтобы Санжар - убийца медведя сам поехал и
поговорил с Кокешем. Но у Санжара не было желания
ехать, самому вести переговоры с Кокешем. Алтынбай не
стал вмешиваться в разговор, размышляя, как поступить,
чтобы не сделать ошибку и посмотреть, как поведет себя
Санжар в этой нелегкой ситуации. Сначала Санжар отпирался, что у него болит нога, затем, что он слегка приболел.
В конце концов, доведенный до предела, не заметив, как
сам проговорился, Санжар все рассказал, что медведя заколол не он, а Арстан. Услышав такую правду, аксакалы начали плевать на заплакавшего Санжара, выходя из шанырака.
Такая правда была не удивительна для всех, ведь многие
догадывались, что Арстан заколол, а не Санжар - тому была
доказательством и борьба на турнире. Вышли все, кроме
Алтынбая и его детей, включая заплакавшего Санжара.
- Эх, сынок. Что же ты наделал. Все это время обманывал всех, - договорив до конца, Алтынбай тоже вышел из
шанырака. Арстан, посмотрев жалостно, тоже вышел а следом и Сакен. Оставшись один с лежавшим Алкеном, Санжар упал на ковер и зарыдал еще больше.
- Алтынбай, пусти Арстана, пусть попробует переговорить с Кокешем, может, у него получится найти с ним общий язык, и битвы никакой не будет. Постояв еще некоторое мгновение в раздумьях, Алтынбай решил дать добро
Арстану, чтобы он встретился с батыром степи.
- Отец, разреши и мне ехать с ним, я прикрою ему спину. 
166
- Нет, Сакен, ты будешь со мной рядом, я тебе доверю
серьезное дело: собирай войско, будем готовиться к войне.
Аксакалы, опустив головы, разошлись кто куда, недоумевая, что ожидает их и весь аул в скором будущем. Алтынбай
с Сакеном ушли собирать Акбас на общеаульное собрание.
Только один Санжар остался на своем месте, немного приходя в себя.
 - Арстан, прошу тебя, не едь к нему на встречу, пусть
это сделает кто-нибудь другой.
- Я обязан ехать, иначе может пролиться много невинной крови.
Упав на колени, Адема пыталась отговорить суженого.
Но решение было однозначным - увидеть Кокеша.
- Арстан, у меня на душе неспокойно, я предчувствую
беду.
Но батыр не слышал Адему, поправляя на себе позолоченые доспехи и шлем. Сункар уже готов был к отъезду.
Вся в слезах, Адема не могла отпустить Арстана, ведь, может быть, эта встреча была последней. Собравшись, Арстан
напоследок поцеловал Адему, прижав к себе. Затем холодно
отпустил ее, направляясь к выходу. Запрыгнув на Сункара,
Арстан гордо повел коня в сторону безымянной сопки. Акбасовцы собирались возле юрты Алтынбая. Увидев Арстана, начали выкрикивать пожелание в этой нелегкой встрече
с Кокешем. Осмотревшись по сторонам и попрощавшись со
всеми, Арстан выехал из Акбаса. Вслед Алтынбай начал читать вслух молитву своему сыну.
Выплакавшись, в истерике Адема не могла остановиться. На сей раз сердце ее уже не выдержит, если с Арстаном
что-то случится. Зная Кокеша уже не понаслышке, Адема
ожидала яростного боя между ним и Арстаном. Оставалось
только молиться и верить в силу своего любимого. Как
только глаза опухли, и в них не осталось слез, Адема начала
постепенно засыпать. Ей ничего не хотелось делать, даже
167
встать и что-то приготовить на вечер. Свет в глазах начал
тускнеть, веки слипаться, звон в ушах стихать.
Наконец, Адема оказалась на зеленом лугу, где вокруг
были красивые цветы. Привстав, она начала срывать по одному цветочку, наслаждаясь ароматом благоухания. Воздух
был настолько чистым, что от этого даже голова закружилась. Осмотревшись по сторонам, она услышала журчание
ручейка. Сделав несколько шагов вперед, Адема заметила
серебряный ручей. Подбежав к нему, она начала набирать в
ладонь воду, затем выпивать ее. Вода казалась сладкой, и ее
можно было пить и пить без остановки. Подняв голову,
Адема ополоснула лицо. Вдруг ее взгляду пал роскошный
сад, где росли яблоки, груши, виноград, персики, сливы и
еще много других фруктов. Некоторые из фруктов она никогда раньше не пробовала. Долго не думая, Адема соскочила и побежала в этот сад. Сорвав яблоко и попробовав
кусочек, Адема и сама не заметила, как все съела. Потом
сорвала и грушу, а затем и другие фрукты. Почувствовав
тяжесть в животе, Адема решила присесть возле огромной
яблони. Вдруг ее взгляду пал молодой человек, напоминавший ей Арстана. Не может быть, он тоже здесь, соскочив с
места, Адема побежала за ним. Но молодой человек начал
убегать от нее. Перед глазами Адемы напротив сада возник
черный лес. Видимо, Арстан забежал в этот лес.
- Стой, не беги туда, прошу, - кричала Адема. Но Арстан
так и не вышел оттуда. Что же делать, ждать пока он выйдет
или идти за ним. Немного подумав, Адема решила самой
идти за ним в этот темный лес. Сбавив шаг, она медленно
шагала в гущу леса. Увидев снова силуэт человека, Адема
прибавила шаг, а затем и вовсе побежала за ним. Пытаясь
догнать, Адема снова потеряла Арстана из вида. От страха и
чувства, что она заблудилась, Адема начала кричать и звать
Арстана на помощь. Обернувшись назад, Адема не поверила своим глазам, ведь там было еще темней и мрачней, чем
впереди, она не могла поверить, что недавно она там прохо-
168
дила. Остановившись на месте, Адема в растерянности не
знала, что делать: идти дальше или наоборот назад, а может,
и вовсе никуда не идти.
Снова ее взору пало что-то. На этот раз это был не человек, а животное. Напугавшись, Адема спряталась за дерево,
наблюдая за животным. Шаги животного слышались все
ближе и ближе, Адема решила что пришел ее конец. Закрыв
крепко глаза и сжавшись, Адема ждала своего часа. Но как
только шаг дошел до нее, она в последний момент открыла
глаза и увидела маленького черного котенка.
- Мой маленький, пойдем ко мне, ты, наверно, тоже
здесь заблудился, - протянув котенку руки, Адема позвала
его еще раз к себе. Замяукав и мурлыча, котенок охотно побежал к ней. Взяв на руки, Адема приподняла его перед собой, гладя его за шею. Котенок тоже в стороне не остался,
начиная облизывать руки девушке. Преподнеся его ближе к
себе, Адема посмотрела ему в глаза. Мяукнув, у котенка
глаза покраснели, и на миг Адема вспомнила слова ведьмы:
как только она увидит черную кошку с красными глазами -
придет ее час расплаты. Напугавшись, Адема отбросила котенка от себя подальше в сторону. Запрыгав на месте, рыча,
котенок недовольно убежал в темноту, слившись с ней навсегда.
Соскочив с постели, Адема начала трогать свое лицо,
почувствовав на нем морщины, которых раньше не было. В
ужасе осмотревшись по сторонам, она увидела рядом спящую Айлу. Адема ее разбудила. Рассказав все в подробностях Айле, Адема начала чувствовать определенную усталость, ту усталость, которую раньше не чувствовала. На
глазах у Айлы Адема начала еще больше стареть. Не зная,
что делать, Айла убежала за помощью к аксакалам и целителям, которые попутно были в это время в Акбасе.
Подъехав к юрте ведьмы, Айбас затормозил коня, перебирая речь в голове. Набравшись смелости, пастух спрыг-
169
нул с коня и направился к входу в шанырак. Но перед тем
как войти в юрту, его взгляду пала молодая девушка, которую раньше в здешних краях он не видел. «Наверно, это
внучка, а может, и дочь ведьмы, потому что родинка на подбородке такая же, как и у ведьмы», - подумал про себя пастух.
- Извините, не подскажете, бабушка Таужан здесь?
- Что хотел пастух, - дерзко ответила девушка.
- Мы знакомы? - удивленно спросил Айбас.
- Голову мне не морочь, не узнал что ли?
- Нет.
- Хорошо, что хотел?
- Мне нужна ваша бабушка Таужан.
- Глупец, даже не узнал, ну и ладно, пусть лучше не знает. Ее сегодня не будет.
- Тогда я в другой день зайду.
- Нет, нет, можешь все рассказать мне, я все ей передам.
- Да нет, спасибо, тут личное, мне с глазу на глаз нужно
переговорить.
- Ты что, не понял, можешь мне сказать, я это и есть она,
- не выдержала ведьма и проговорилась и, схватив пастуха
за ухо, поволокла внутрь шанырака. - Давай, докладывай, с
чем явился?
Не веря своим глазам, Айбас чуть не упал в обморок от
того, что ему пришлось узнать, ведь такого не бывает. Действительно ведьма, и с ней лучше не шутить.
- Не верю. Как так, вчера я вас только видел старой, а
сейчас вы молода? - начав тереть глаза и бить себя по щекам, пастух так простоял минуту. Закончив тереть глаза,
Айбас еще раз посмотрел на ведьму. На этот раз Таужан
стукнула его своим старым костылем по лбу. Теперь Айбас
поверил, что перед ним стоит та самая Таужан, к которой он
пришел. Единственным для него секретом осталось то, как
она помолодела. 
170
- Я приехал отчитаться перед вами. Вчера я предупредил
Кокеша о связи Алкена с его суженой и вовремя тоя подсыпал яд мулле.
- Молодец, теперь Кокеш разорвёт Акбас на куски. Не
обращай внимание, ты все сделал так, как надо взамен я дарую тебе свободу, но перед тем как отпустить, я попрошу
тебя помочь мне.
- Чем помочь? - в страхе прошептал пастух.
- Дослушай до конца. Помоги собрать вещи в арбу и потом, как я тебя отпущу, я дам тебе маленький совет. Собирай всю свою семью и беги из Акбаса, ведь ему еще немного осталось существовать. Скоро либо Кокеш или Жолбарыс сюда вторгнутся и сожгут здесь все.
Не веря своим ушам, Айбас чуть ли не зарыдал, ведь это
он способствовал такому развитию событий.
- Не может быть, неужели Акбас обречён?
- Можешь это так называть, пастух, а сейчас иди во двор
и складывай все, как я и просила. Наконец все идет по плану, и теперь я смогу уехать в свой родной дом, - с ехидной
улыбкой прошептала девушка Таужан.
Доехав до безымянной горы, Арстан осмотрелся по сторонам и увидел вдали Кокеша.
- Кто ты, джигит, назовись, - прокричал Кокеш.
- Я, Арстан, сын Алтынбая из Акбаса.
- Уезжай, джигит, мне нечего с тобой делить. Ты мне не
нужен - мне нужны твои братья.
- Я приехал за них. Если хочешь поговорить с ними, то
сначала поговори со мной.
Просмеявшись, Кокеш прокричал:
- Глупец, подъедь ко мне. А ты действительно отважный, это ведь ты поборол моего брата на схватке?
- Да, это был я.
- Тогда я с тобой тоже разберусь, только не сейчас. Но
судьба нам благоволит, так что готовься, батыр, к бою. 
171
- Постой, Кокеш, я приехал не биться с тобой, а просто
переговорить, попытаться заключить между нашими аулами
мир.
- Ты смеешься? О каком мире ты мечтаешь? Не бывать
миру, и ты это прекрасно понимаешь, если ты действительно не глупец. Я тебе скажу, почему не бывать миру и за что
поплатится твой старший брат. Он втайне встречался с моей
будущей женой. Поэтому его учесть первым пасть от моей
секиры, но так как у него есть такой брат, то он падет вторым. Еще раз подумай, ты действительно готов принять бой
со мной?
- У меня иного выхода нет. Я приехал сюда не для того,
чтобы обратно уехать ни с чем.
- Хорошо, батыр, так уж и быть. Можешь готовиться к
бою, я сейчас надену на себя доспехи, хотя нет, с тобой я
расправлюсь и без них, секира - и больше ничего.
- Постой, Кокеш, давай договоримся.
- Нам не о чем договариваться.
- Нет, ты меня не понял, я не отказываюсь от боя, но у
меня есть к тебе предложение.
- Какое?
- Если победишь ты, то можешь отрубить мне голову и
отправить ее к себе в аул как трофей, на память.
- Но если победу одержу я, то я тебя не трону, а лишь
возьму с тебя слово, что ты не пойдешь войной на Акбас и
не прольешь невинную кровь.
Рассмеявшись, Кокеш еще раз прокричал:
- Глупец, ты слишком молод, чтоб думать что в кровавом бою одолеешь меня!
- Ты согласен?
- Хорошо, так и быть, выполню твою предсмертную
просьбу.
Развернув коня, Кокеш отъехал за секирой.
«Вот и настал долгожданный час, когда на кону стоит
все, вплоть до моей головы». Достав из-под седла выигран-
172
ное стальное копье у Санжара и даренный отцовский щит,
Арстан приготовился к бою.
Кокеш развернул обратно коня, хлестнув его плеткой,
начал набирать скорость, видя перед собой только Арстана.
«Сейчас я тебя сотру в пыль, бедный джигит». Крутя в руках большую секиру, сжав зубы, Кокеш надеялся сломать
защиту врага.
Прижав поближе к себе щит, спрятав короткое копье
так, чтобы Кокеш не видел его, Арстан замер на месте,
словно камень. Размахнув секиру во время прыжка коня,
Кокеш нанес сокрушающий удар по цели. Арстан левой рукой, держащей щит, отбил удар секиры. Раздался громкий
стук, будто небо грохочет, искры полетели в разные стороны. Напуганные кони заржали от страха. Во время удара
Кокеша Арстан отбил долгожданный удар, и сам в этот момент ткнул копьем меж ребра врага. Разъехавшись, батыры
осмотрели друг друга со стороны. Напуганный Сункар постепенно сбавил ход. Арстан в это время осмотрел себя, посмотрев на щит, он заметил полосу от удара на оскале барса. Кокеш же ничего не заметил, только под кожаным жилетом чувствовался теплый ручеек. Не подозревая, что там
колотая рана, Кокеш снова развернул коня на Арстана.
- Держись, Сункар, еще раз нужно будет отбить удар
врага.
На этот раз Арстан разогнал коня так же, как и Кокеш.
Арстан не стал прятать копье, думая, что Кокеш знает о
нем. Кокеш замахнул секиру и снова нанес удар по врагу.
Два коня стукнули друг друга головами. Арстан снова принял удар в район щита. На этот раз удар был настолько
сильным, что его вынесло с седла. Упав на землю, Арстан
скинул с себя щит, посмотрев на левое плечо. Щит улетел в
сторону рядом с Сункаром. Кокеш проскакал еще несколько
шагов и тоже рухнул с коня. Во время удара секира пришлась вновь в щит, в это же время Арстан и нанес удар. На
этот раз копье достигло груди врага. Плечо Арстана по-
173
краснело и слегка припухло, а в локте вовсе посинело. Увидев, что Кокеш упал, а лошадь его дальше поскакала, Арстан сразу побежал к нему посмотреть, что с ним случилось.
Добежав до него, Арстан заметил, что тот лежит без чувств
и истекает кровью. Наклонившись послушать биение сердца
Кокеша, Арстан положил голову на грудь неподалёку от раны.
Пока Арстан слушал сердце, Кокеш вытащил маленький
ножик, спрятав его под ладонью. Приподняв голову, Арстан
понял, что Кокеш еще жив. Пока Арстан сидел и размышлял, что делать дальше, Кокеш соскочил и вонзил в бок лезвие прокричав: «Умри!» Отскочив, Арстан сел на колени,
схватившись за бок. Засмеявшись, Кокеш попытался встать,
но у него это не получилось - во время схватки Кокеш потерял много крови и сильно ушибся. Приподнявшись на колени, он попытался подползти к Арстану и добить его. Увидев, как Кокеш готовится к последнему рывку, Арстан тоже
вытащил маленький ножик, который был всегда с ним в качестве талисмана.
Вокруг бойцов собрались акбасовцы под предводительством Сакена. Один из джигитов по имени Кайсар хотел
вмешаться, но Сакен запретил ему это сделать.
- Не лезть! Пусть бьются сами, - скомандовал Сакен
всем, кто смотрел за этой схваткой. Вдали виднелся и сам
Алтынбай с несколькими аксакалами. Увидев по сторонам
акбасовцев и родного брата, Арстан собрался с последними
силами. Кокеш напрыгнул на Арстана, как змея на добычу.
В этот момент Арстан сменил положение своего ножа лезвием к себе. Когда Кокеш наносил удар, Арстан подставил
свое травмированное плечо под удар. А сам тем временем
нанес сокрушительный удар Кокешу прямым встречным в
область подбородка. От такого удара Кокеш упал на землю
на лопатки и начал биться в судороге без сознания. Арстан
сквозь зубы прокричал от невыносимой боли в плече. Нож
остался у него в плече. 
174
- Сакен, разреши его добить, - прокричал один из джигитов.
- Нет, не троньте его, - ответил за брата Арстан.
Слышали? - перебил всех Сакен. Перебинтуйте Кокешу
все раны и помогите Арстану.
Соскочив с коня, подбежал к брату Сакен:
- Лежи, Арстан, не торопись встать, сейчас тебе раны
обработают.
Пока Кокеша перебинтовывали, Арстану извлекли из
плеча лезвие.
К месту схватки подъехал и Алтынбай:
- Сынок, ты сделал это! Я всегда тобой гордился. Быстро
подогнать арбу и погрузить их туда, Кокеша связать.
- Отец, куда поедем?
- Домой, Сакен, в Акбас.
Приехав в Акбас, Арстан почти потерял сознание, но
его привела в чувства новость, что Адема умирает от странной болезни под названием раннее старение. Не веря в сказанное, Арстан забежал в юрту, заметив страшную картину.
А увидел он старушку, рядом с которой сидели Айла и мама
Адемы Зауреш и разные лекари. Никто не мог понять причину такой болезни. Айла сразу подбежала к Арстану и рассказала ему все, что ей сказала Адема перед тем, как сильно
постареть.
- Где, где эта ведьма? - в слезах Арстан начал искать
ведьму Таужан и все рядом находившиеся тоже начали ее
искать. Некоторые направились к ней в шанырак, но нарвались на пустую обгоревшую землю. Ведь ведьма была уже
далеко от Акбаса. Арстан твердил себе под нос и всем окружающим: «Я найду тебя, ведьма, далеко не уйдешь!»
Забежав в шанырак, гонец упал на колени, поднимая
вверх руки крича:
- Беда, беда произошла!
- Что случилось, гонец? 
175
- Кокеш, Кокеш пал от руки Арстана в равном бою, -
проговорил гонец.
- Что? Как у тебя язык повернулся такое проговорить?
Отпустив голову еще ниже, гонец смолк.
- Как это произошло? И кто тебе об этом сказал?
- Из аула Тас, что находится рядом с Акбасом, прибыл
гонец, мой знакомый, он мне все и рассказал.
- Где сейчас этот гонец?
- Он сразу уехал, чтобы его никто не видел.
- Что еще он сказал? Как прошел поединок? И что сейчас с Кокешем?
- Он знает одно, что Кокеш сейчас в плену у акбасовцев.
Остального он не знает. Отвернувшись от всех, Жолбарыс
прикрыл глаза, проговаривая себе что-то под нос.
- Немедленно собрать военный совет, - выкрикнул Жолбарыс, развернувшись ко всем лицом. - Акбасу осталось недолго существовать! 

Публикация на русском